Ша'ка'Зул

Подминая под себя увядшую листву, что с порывами ветра опадала с умирающих деревьев, чьи вековые стволы были поражены неизлечимой порчей, на взмокшую после проливного дождя тропу ступила сокрытая во тьме нога. Лишь путник что прошел бы следом, мог бы разглядеть в двупалом отпечатке на мокрой земле след тролля. Он медленно и уверенно двигался по лесу, будто знал все его уголки, и все его опасности. По силуэту нельзя было сказать что это огромный и сильный воин, однако и на простого тролля он не походил. Освещаемые тусклым, ядовитым цветом язвочек, что вскакивали на деревьях, на зеленокожем теле непринужденно поигрывали мускулы, тролль был действительно в отличной физической форме, мощный торс, сильные широкие руки, большие ноги, что глубоко вдавливали грязь под собой. Даже та одежда что была на нем была ему не в пору, растянутая, грозящаяся разорваться в любую секунду. Тролль был обвешен кучей безделушек: ожерельями, браслетами, сотканных из маленьких косточек и черепов, длинные уши были исколоты золотыми серьгами, которые изредка поблескивали на свету. Лицо скрывала причудливая маска, разукрашенная, она придавала ему некой таинственности и грозности, дополняя всеобщую картину могущества этого тролля.

Он спокойно вдыхал запах этого леса, под маской кривясь от отвращения. Раньше дожди поднимали волшебный и не передаваемый запах хвойного леса, который пьянил и очаровывал, им хотелось дышать, не покидая лес. Но сейчас, лишь смерть и гниль витала в воздухе, и... какой то непонятный запах, ощутил тролль. Запах крови. Изрядно проголодавшийся он ускорил свой шаг, незримо двигаясь по верному пути, орудуя лишь своими инстинктами. Чем быстрее он двигался на запах, тем громче становились непонятные звуки, постепенно тролль опознал в них стоны собрата. Не медля, ноги сами понесли его, с огромной скоростью он бежал по скользкой земле, оставляя размазанные следы, и выпрыскивая грязь из под ног. Скользя между деревьев, он вырывал под собой растения, что легко отлетали под напором его конечностей. Наконец он вышел к устью речки, на одном из порогов которой лежал раненный тролль, его кровь вытекала вместе с водами, окрашивая ее в алый цвет. В пару скачком знахарь оказался рядом, переворачивая тролля на спину, рана в боку кровоточила сильная, но грудь тролля еще вздымалась в попытке глотнуть воздуха. Подхватив раненного на руки тролль перешел через порог, выходя по другую сторону его, и укладывая найденного под дерево, где почва была еще суха. Цепкая, тощая рука ухватилась за предплечье знахаря. -Помоги... - побледневшие и сухие губы, взмолились к мутной фигуре, которую тролль видел сквозь приоткрытые глаза. Знахарь отцепив его руку уложил ее ему на грудь, - Не двигайся мон, я помогу. Знахарь выпрямился, расправив плечи, на боку у него висел мешочек от которого шол дивный и разнообразный запах, от гнили до благоухания. Отцепив его, знахарь опустил руки на землю, вскоре отыскав два камня, уложив один на землю второй оставил у тебя в руке. Вскрыв мешочек, он крупными пальцами начал вытягивать травки, и каждый раз лишь ту что нужно, трепетно укладывая ее на булыжник. Но чего то явно не хватало. травы были сухи. Тролль встал осматривая землю под собой, но от всех растений веяло смертью, но он как опытный травник все же знал где добыть нужную ему траву. Не спеша передвигаясь в полу присяде он перебирал влажную растительность в поисках молодых побегов ,и вскоре все увенчалось успехом. Под поросшим мхом камнем, сквозь слой гнилой земли пробивалось несколько маленьких белых цветков, внутри их лепестков поблескивала капелька влаги, которую и искал тролль. Затаив дыхание она один за одним начал срывать эти цветочки, вкладывая их между пальцами, аккуратно, стараясь не проронить эту влагу. Также не торопливо и медленно он вновь вернулся к истекающему кровью мону, присев в полуметре он него, он подобрал с земли небольшой округлый камешек, что идеально подходил для измельчения растений. Постукивая им по булыжнику, на котором лежали сухие травы он начал приготовление свое, растирая зеленые стебельки и листья в порошок. Как только все было измельчено, знахарь аккуратно стал доставать цветочки из ладони, наклоняя их над камнем и сливая живительную влагу его в небольшую ложбинку, к зеленому порошку. Раненный тролль, попытался перевернуться на другой бок, но лишь застонал еще более мучительно, знахарь знал что смерть его близка, а от того старался делать все быстрее. - Держись Аларион, осталось совсем немного и я излечу тебя.

Тролль окунул палец во во влажный раствор, не спеша взбалтывая его до однородной кашицы, которую почерпнув на подушечку пальца аккуратно размазал по краям раны. В тоже время вторая рука опустилась на пояс, где висел обнаженный и невероятно острый кремневый кинжал, обхватив его ладонью знахарь плотно сжал его, также как и сжал свои зубы прежде чем скользнуть по холодному острию, отвев руку в сторону, он посмотрел на нее. Из тонкой раны на ладони, стекала горячая красная кровь, тонкой струей опадая на мертвую почву. -Уходите Ках'Лоа, этот мон будет жить! - вскрикнул знахарь, отгоняя от раненного злых духов. Глаза знахаря тяжело замкнулись, сделав глубокий вдох он начал нашептывать под нос невнятные слова, лишь набрав ритм и гласность, раненный мог слышать его слова. -Акил'Зон, могучий орел, мой покровитель. Спустись ко мне с поднебесья, обверни своим крылом этого мона, исцели его душу и тело. - через монотонные речи, знахарь медленно проваливался в полусон, сквозь темноту закрытых глаз начал пробиваться свет, залив все вокруг, а затем отступив. Знахарь видел все также как и с разинутыми глазами, но сейчас все вокруг источало свет и жизнь, приятное тепло наполняло его. Мертвая земля будто снова жила, а рядом стоял живой, не раненный Аларион, будто и не случалось с ним ничего, но приглядевшись, тролль увидел его все такие же бледные губы. Внезапно с небес послышалось клокотания орла, теплый ветер проскользнул по мужественному телу знахаря, тот ощущал его будто настоящий, хоть на самом деле всего этого не было. Из светящегося небосвода показался величественный белый орел, что размахивая крыльями летел к земле, к двум стоящим троллям. Вцепившись когтями в мягкую почву орел приземлился перед ними, осматривая то Алариона, то Знахаря. Знахарь же был просто ослеплен тем светлым свечением что исходило от орла, но оно будто магическое. не давало оторвать от себя взгляд. - Зачем ты призвал меня Ша'ка'Зул? - спокойным и величественным голосом, спросил орел.

-Этому мону нужна твоя помощь, он был ранен в лесу, и я прошу тебя дать ему шанс жить дальше.

Орел приподнял свою голову, не однозначным взглядом окинув Знахаря, а затем пристально взглянул на мона, склоняясь над его головой, судя по всему принимая решение. Резко повернув голову к знахарю, орел безмолвно кивнул, своим большим белым крылом проведя по боку мона, где была кровоточащая рана. -Он будет жить, - орел взмахнул крыльями, на прощанье вновь громко заклокотав, и понесся в светящееся небеса, дабы в следующий раз спуститься них вновь.

Стук барабаном приветствовал двух троллей, что возвращались в город, проходя по каменной тропе Знахарь нес на плече перебирающего ноги Алариона, раны на боку затянулась, лишь тонкий шрам говорил о былом ранении, А вот малокровие вызывало слабость, этому троллю требовалось отдохнуть, как и знахарю. Войдя в свою хижину он сразу направился к расстеленному на земле, травянистому покрывалу, сверху которое покрывала шерсть животного. Стянув с лица маску, что напоминала лик орла, он тяжело опустился на свою постель, с облегчением вздохнув и провалившись в сон...

0

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.