Себастиус Тарнхейгер.

- Аланд, здесь. – Я провел костлявым пальцем чуть ниже плеча дворфа. Взял тряпку и вытер натекшую кровь.
- Перетянул? Молодец. – Я оглядел рану. Не слишком приятное зрелище. Предплечье полностью оторвано, виден сустав со следами зубов. Так же видны измочаленные концы вен и артерий, из которых, несмотря на перевязку, толчками продолжала вытекать кровь. Рваные мышцы выглядят не лучше. Ну что ж, и не такое лечил.
- Обеззаразить, и очистить от обрывков мышц. – Я кивнул Аланду и отошел от стола. Вышел из палатки, омыл руки в стоящем возле выхода ведре и втянул носом затхлый воздух ущелья.
- И что этим искателям на свою зад…голову дома не сидится…? – Пробормотал я себе под нос. Развернулся и зашел обратно в палатку.
- Молодец. – Коротко бросил я Аланду после быстрого взгляда на руку пострадавшего. Подошел к столу, откинул с лица длинную, спутанную прядь грязных волос. Из уст дворфа послышался слабый стон. Я подошел ближе, слегка поднял его голову, и пальцами приподнял ему веки. Послал легкий ментальный импульс в его мозг, и аккуратно положил голову на перепачканный стол. Глянул на Аланда.
- Инструменты готовы?
- Да, учитель. – Аланд указал рукой на тумбочку рядом со столом.
Я коротко кивнул. Крутанул кистью возле поясницы, и сел на мгновенно подставленную Аландом табуретку. Что ж, пора приступать к работе…
- Сбегай за конечностью. – Бросил я через плечо ученику.
Я аккуратно, стараясь не оторвать, стал вытягивать кровеносные сосуды. Послышались шаги, и я приподнял руку, раскрыв ладонь. Буквально через мгновение туда легла аккуратно отрезанная рука, до сего момента плававшая в банке в шкафу.
- Сращивающее. – В раскрытую ладонь лег флакон с какой-то красноватой жижей. Кровь воргена, смешанная с настойкой кроволиста. Попав на органику, стимулирует ускоренный рост клеток. Будучи принятым внутрь, смешивается с кровью, и разносится по всему организму. Я аккуратно соединил два конца кровеносных сосудов, и капнул буквально пару капель на место разрыва. Выждал секунд пятнадцать, не отпуская сосудов, и перешел к следующему. Повторил эту операцию со всеми, и вытер окровавленные пальцы о свой балахон. Кивнул Аланду, и стал смотреть, как он разматывает тряпку, исполнявшую роль перетяжки. Плеснув немного смеси на рану, с «живой» стороны, я аккуратно приставил пока еще «мертвую» руку, стараясь, чтобы сустав попал точно в паз. Слегка повернул ее, и, убедившись, что сустав встал куда надо, замер. Подождал примерно с полминуты, и положил руку рядом с дворфом. Дальше организм сам разберется, что там нужно срастить. Главное я сделал. Рука конечно немного не того размера, и выглядит так, как будто к бревну приставили тоненькую веточку, но это мелочи. Года через два, будет как родная. Разве что только шрам на всю жизнь останется… Но это тоже не важно. Теперь осталось привести получившееся в «товарный» вид.
- Прибери, помой, если очнется – дай чего-нибудь сжевать.
Сам же я развернулся, вышел на улицу и взглянул на луну, едва видную из-за тумана, всегда висящего в этом ущелье. Уже давно перевалило за полночь, а спать так и не хочется. Равно как и предыдущие две недели. После создания этого зелья, я забыл, что значит усталость, что значит сон и голод…

Зелье очень сложное, состоящее из многих трав и веществ. В его состав входят яснотка, манополох, жизнецвет, так называемая, «королевская кровь», и еще множество других веществ и трав, полный список которых нужно искать в моих записях. Но главный элемент – щепотка трупного праха… Само по себе, это просто дурно пахнущее вещество, но при смешивании с вышеперечисленными ингредиентами, оно дает поистине удивительные свойства. Выяснилось, что это зелье растворяется в крови, но никуда не выходит, и просто становится одной из ее составных. В результате этого, организм потребляет меньше энергии, меньше ресурсов, ему намного реже нужна подпитка, мозг приобретает способность работать без перерывов, и что самое удивительное, не изнашивается. В результате чего существо не нуждается во сне, может позволить себе есть и пить раз в неделю, не испытывая от этого никаких неудобств. Но за счет чего это происходит, я пока объяснить не могу.

Операция закончена, можно снова заняться моим любимым делом… Алхимией…
- Аланд, как закончишь с этим, можешь отправиться в город. – Крикнул я ученику.
И, не обратив внимания на его радостный вопль, проследовал к стоящему под небольшим навесом столу. Оглядел все свои колбы, реторты, перегонные кубы, вздохнул и повернулся к стоящему слева от стола зеркалу. Едва заметно усмехнулся, разглядывая свое отражение. Среднего роста человек, сутулый, костлявый, серые, ничего не выражающие глаза. Кожа такого же сероватого оттенка. Волосы спутанные, грязные, свисают почти до шеи. Брови едва заметные, но по остаткам видно, что обгорелые. Узкие ноздри, практически две щели, немного раздувающиеся в момент дыхания. Губы тонкие, справа рассечены шрамом, идущим через пол-лица – последствия неумелого смешивания компонентов. Тогда перегонный куб взорвался и кусок стекла вонзился прямо в лицо, дойдя до кости. Глаз пришлось выращивать заново. Сначала в пробирке, а потом неумело вставлять и приращивать. А все потому, что неудобно все это делать с самим собой, тем более видя рану только через зеркало. Вспомнив это, я слегка улыбнулся, обнажив верхние желтые зубы. Перевел взгляд на руки. Длинные тонкие пальцы, выпирающие костяшки, кисть, запястья и предплечье покрыты следами от химических и термальных ожогов. Роба вся покрыта копотью, какими-то цветными разводами и прочей дрянью. Ладно, хватит самолюбованием заниматься. Пора работать!

Аланд отсутствовал почти две недели, хотя путь от моего «жилища» до Штормграда и обратно, занимает максимум 15 дней. Но это не важно. На прошлой неделе ворона рухнула прямо на мой стол с приборами. Две колбы упали. Одна на камень, вторая на землю. Первая разбилась, второй повезло. Осколки пришлось собирать руками. Без порезов, само собой, не обошлось. Однако я научился не обращать внимания на боль года за два еще до создания, как я его называю, «зелья полутрупа». Тело – ничто. Это всего лишь инструмент. Любую рану можно зарастить. Любую боль можно вытерпеть. Единственное, что я пока не могу пересилить, так это то, что мне иногда нужна подпитка. Т.е. еда и вода. Ничего, скоро я получу новое зелье, и тогда я избавлюсь от этих глупых зависимостей!

Пока я пишу это, в реторте докипает новое, совершенное зелье! Если все пройдет успешно, мне больше никогда не понадобится эта глупая подпитка! Я больше не буду зависеть от этого! Я смогу работать без перерывов, отрываясь от своего любимого занятия только лишь затем, чтобы отправить ученика в город или в лес за новыми ингредиентами и приборами! Все, пора снимать с огня.

Оно готово. К сожалению, Аланд снова в Штормграде, не на ком испытать…

Я отложил перо, и взял в руки колбу с вязкой зеленоватой жидкостью.
- Будь что будет!
И выпил.

Провалялся дня два. Похоже, зелье получилось! Во всяком случае, я не чувствую биения сердца. Однако, я жив. Если это можно так назвать. Интересно, как называется мое нынешнее состояние? Если сердце не бьется, боли я не чувствую… Ладно, пусть пройдет еще немного времени, и вынесу окончательное решение.

Прождал неделю. Зелье все-таки получилось. Сердце не бьется, я не чувствую боли, усталости, голода. Только… Кажется, я начинаю понемногу попахивать гнилью. Любопытно…

Давненько я не делал записей. Недели две прошло. Но зато я выяснил, что регенерация тканей происходит с прежней скоростью. Более того, я могу ей управлять! Не скоростью, а именно регенерацией, могу запускать, могу останавливать. Любопытно.

Разобрался что за существо я есть. Похоже, что-то вроде тех тварей что сидят в Тирисфальских Лесах. Получается, что я теперь нежить. Да. Любопытно.

Еще неделя. Аланд вернулся. Чуть не брякнулся в обморок от моего вида. И что такого он увидел…

Я оторвался от записи, и подошел к зеркалу. Было бы от чего пугаться. Не сильно я и изменился. Те же черные, грязные, спутанные волосы, то же лицо, почти. Ну, подумаешь бледный, с легкой синевой. Ну, подумаешь, нос чуть-чуть подгнил. Вот и все. Ну, на руках в некоторых местах кости стало видно, и что? Я в любой момент могу нарастить все это обратно. Не за один момент конечно, нет. Потребуется время, как и любому живому… Живому? Хм, а можно ли меня теперь назвать живым? Не знаю. Хм, робу разве что подлатать надо… А еще лучше купить новую. Надо будет Аланда послать… Аланд… Я усмехнулся краем рта, вспомнив нашу первую встречу.

Я любил тогда прогуляться по Сумеречному Лесу, само собой не забредая в опасные места. Однако в тот раз, сам не зная зачем, я забрел в волчье логово. Самое странное заключалось в том, что там был один только волк, и тот дохлый. А над ним стоял юноша, лет 17-18, держащийся за рукоять меча, который в свою очередь торчал из шеи волка. На левой руке юноши виднелись следы клыков. Рана не смертельная, но довольно серьезная. Я тогда уже всерьез занялся алхимией, и зелье «кровь воргена» было открыто мной одним из первых, да и в медицине кое-какие познания имелись… В общем, рану я ему обработал. В последствие выяснилось, что юношу зовут Аланд, он сбежал из дому, подальше от своего жестокого отца, предварительно забрав один из трех отцовских мечей. И после того, как увидел результат моей работы над его рукой, он загорелся желанием научиться чему-нибудь эдакому. Ну а мне как раз нужен был ассистент…

Встряхнув головой, я отогнал нахлынувшие воспоминания. Одну свою мечту я исполнил. Займемся второй…

Началась подготовка к эксперименту. Послал Аланда в лес за травами. Сам тем временем занимаюсь подготовкой материала. Если все получится, то можно будет сказать что "жизнь" я "прожил" не зря! Это будет… Прорыв! Искусственно выращенное существо, живое, разумное, но послушное воле создателя… Если все получится… Получится…

0

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.