Ниррэ Соер

Абсолютной правды нет

В обожженной дикими криками гортани горчил даже воздух, переломанные ребра мешали дышать, а за мутной пеленой, что застила глаза, с трудом можно было различить кряжистые фигуры пыточных дел мастеров – они расплывались, прыгали то туда, то сюда, постоянно норовя закутаться в мрачный саван обморока, утащив за собой в его липкие объятия.
- Крепкий попался, - отметил кто-то, небрежно сплюнув в кровавую лужу, что собралась под подвешенным на цепях пленником за долгое время пыток. – Еще дышит.
- Если б угли не остыли, я бы еще пару раз прошелся по нему стальным прутом, - хмыкнули в ответ. – Но, по-моему, это бесполезно. Все, что он мог сказать, он сказал.
- «Я пришел к вам»? Думаешь, это правда? – чья-то сильная рука – если не сказать точнее: лапища - схватила подбородок израненного эльфа, приподнимая безвольно болтающуюся голову. – Что ты здесь делаешь, эльф?
- Я… пришел… - сил уже совсем не было; пленник облизнул разбитые в кровь губы и невольно сглотнул. – Пришел к вам.
- Ну, а что я говорил?
- Он либо полный кретин, либо… - одна из фигур, отчаявшись добиться чего-то путного, нанесла резкий удар «клиенту» в грудь; закрепленные под потолком цепи пронзительно заскрипели, вызывая очередной приступ головной боли. – Нет, он точно кретин.
«Зачем ты сюда притащился, Нирр? Зачем?», - последняя мысль угасающего, как свеча, сознания.

- Эй, эльфа, ты живой? – спросил кто-то за пределами окружающей пустоты на сильно исковерканном орочьем наречии. Нет, не так. Пустоты – именно с большой буквы. Здесь не было ничего: ни боли, ни страха, ни кошмаров. Абсолютно ничего. – Эльфа?
Нирр, сам того не ожидая, вздрогнул всем телом, приходя в себя. И сразу же все то, от чего так хорошо защищала Пустота, заняло положенные места.
- Чёрт… где я? Шевельнутся не могу…
Здесь, уже в реальном мире тоже было темно, но это была другая темнота – не нежно обволакивающая, а, наоборот, пронзающая сотнями игл холода израненное тело.
- Живой все-таки, а моя уже почти не надеяться. Избивать тебя очень сильно, да, - когда глаза немного привыкли к темноте, син’дорей увидел на небольшом расстоянии от себя сгорбленную худощавую фигуру. – Твоя должна переставать говорить на этом странном языке, эльфа, иначе моя не понимать…
- Кто здесь? – оркский, язык Новой Орды, Ниррэ знал отвратительно, но, судя по всему, все равно лучше своего собеседника.
- Твоя слепой что ли? Они ослеплять, да? Зухр’Джин я, или Змей, как меня нарекать в племени.
- Тролль?! – сипло удивился эльф и тут же закашлялся. От тяжелого сухого кашля дико заболели переломанные ребра и заныли, напоминая о себе, рваные раны на спине и груди, оставленные бездушным кнутом.
- Да-да, тролля, - собеседник Ниррэ устроился поудобнее в углу небольшого каменного мешка и стал невозмутимо наблюдать, как син’дорей корчился от боли. – Сильно тебя бить, однако, моя сразу всё сказать, когда Они пообещать вырвать мне клыки. А ты, эльфа, похоже, врал им. Да?

- Я… - с трудом подавив рвотные позывы, Нирр попытался подняться, но не смог даже нормально пошевелить руками. – Я говорил им правду. Они не верили.
- Твоя может переставать врать, да, моя не работать на Них.
- Какая разница? – сил не было даже на то, чтобы сжать руку в кулак и огрызнуться в ответ на слова тролля. Все, что оставалось эльфу – это лежать на холодном каменном полу, подобно мешку с навозом. – Мне нечего от них скрывать.
- О! – судя по всему, из уст Змея это надо было понимать, как умозаключение «Вот оно что!», но Ниррэ сейчас было не до разбирательств в тонкостях философии этой расы. В его голове была только одна предательская мысль: «Провалиться в Пустоту, провалиться, провалиться…».

- Эльфа, ты не уснул?
«Да пошел ты!» – про себя ответил израненный пленник.
- Эльфа? – не унимался Змей. – Эльфа-а…
- Да чего тебе?! – от усталости вместо недовольного рыка из горла вырвался сиплый стон.
- Твоя должна поскорее приходить в своя, на рассвете нас поведут работать, да.
- Чего? – чувствуя вкус крови во рту, Нирр искоса, насколько позволяло положение, взглянул на тролля. – Что значит «работать»?
- Булыжник таскать, больше наша Они не доверять, - Зухр’Джин уж как-то больно равнодушно пожал плечами.
- Булыжник? – Ниррэ неожиданно «пробило» на смех, который почти сразу захлебнулся едва слышными ругательствами и кашлем. – Мне бы себя от пола поднять, а ты про булыжники.
- Эльфа все-таки должен будет встать и работать, иначе Они убивать твоя.
- Плевать…
Измученный долгими пытками пленник, конечно, соврал. Соврал, прежде всего, самому себе.

0

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.