Ёж и Краб.

Он и еще несколько наемников сопровождали очередного человека-торговца, охраняя и самого торговца, и его товары от разбойников, которые могли встретиться везде, даже в местах, считавшимися святынями.. Он-то знал, столько раз он налетал на разбойников, столько раз ему приходилось отдавать им все свои сбережения, то немногое, что он носил с собой всегда - деньги, извечная нехватка которых явно угнетала этих бродяг, всяческие изделия , которые он мастерил в свободное время, камни самых разных цветов и всё то, что могло пригодиться ювелиру в его нелегком труде. Но все разбойники оставляли в покое его самого - слишком уж он пугал их своим слегка невменяемым, но весьма решительным взглядом.. Разбойники всегда его отпускали - "Мало ли", - думали они, - "Еще убьет меня". Каждый из них хотел получить все его вещи, но каждый из них не хотел лезть вперед, под меч и щит этого сумасшедшего латника. Никто среди них не знал скольких он мог убить, никто не начинал первым. Так он и разбойники и расходились..
- Деньги, конечно, занимают одну из лидирующих позиций в этом мире, Филиг, но все таки мне моя жизнь нравится больше, чем мои деньги. И, судя по всему, они в чем-то со мной согласны. А это не может не радовать, а? Вот то-то и оно, что все дорожат своими жизнями, а другие не ставят в учет.
Он вздохнул и, с видом вечного философа, решил, что на сегодня душеизлияний для него и Филига хватит. Разговор это слова, а слова можно услышать.

Но те места, где они были сейчас, были намного опаснее и страшнее, это знали все. Здесь можно было встретить полчища нежити, а это будет куда серьезнее чем кучка бандитов, воров, убийц и других сомнительных элементов преступного мира. Немертвые создания, которых в этих проклятых землях было несметное количество, могли выглянуть отовсюду. И горе страннику, встретившему хотя бы пару немертвых, потому что за парой всегда приходила четверка. И это еще не так страшно. Мелкую нежить еще можно победить, но если этот странник выйдет навстречу мяснику - громадной туше из сшитых трупов, тогда этого одиночку ждала бесславная смерть. А может и еще более бесславная служба Плети. С ними не договоришься, их не одурачишь, от них нелегко убежать.
Отряд был небольшой - он, пара дварфов, неизвестно что забывших в Квель'Таласе, молодая эльфийка-рейнджер и четверо людей-слуг торговца. Всего Девятка, охраняющая три лошади с товарами, вот и все. Ну, он и не любил большие караваны. Все чем-то занимаются, у каждого свой собеседник, каждый жмется к своей группе, каждый считает себя знатоком в чем-то и постоянно поучает другого.. Бессмысленный, бестолковый треп, плавно перетекающий в излишний шум.
Вот и теперь словоохотливые дварфы шумели. И ведь только посмеются на замечания, ссылаясь на заточенные дварфийские топоры и "чужие носы, сующиеся куда попало", которые бы они хотели проучить..
- Ненавижу я чертовых троллей, - болтливые дварфы орали во всю глотку, - Эти тупые твари только и могут, что рыть себе ямы, да отлавливать всякую падаль!
- Ха! Знаем мы этих троллей! Они совершенно не опасны! Кроме как толпой нападать не умеют ни черта, а чуть сопротивление встречают - так сразу же бегут в свои вонючие норы зализывать раны!
- Не могли бы вы орать чуть потише ? На ваши крики сейчас сбежится половина Азерота! - девушка-рейнджер , - Или хотите чтобы нас тут всех сожрала стая нежити ? Неизвестно что тут бродит..
Девушка замолчала, раздраженная дварфами и , видимо, тем, что ей пришлось поднять голос. Дварфы недолго помолчав заржали так синхронно, что девушка-следопыт чуть ли не взвыла от злости. Но со временем , к его несказанному удовольствию, дварфы и эльфийка нашли общий язык, и девушка больше не ссорилась с ними из-за "слишком громких криков", благодаря общему недоверию ко всем расам, не принадлежащим Старому Альянсу. Особенно троллям доставалось - эти бедняги уже везде успели натворить дел... Его это не особо интересовало, хватало лишь того, что вместо двух поводов для ругани остался лишь один.
Так и проходил каждый день. Люди робко переговаривались друг с другом, боясь привлечь лишнее внимание к каравану, дварфы и эльфийка весело обсуждали обсуждали очередного беднягу из чуждой им расы, периодически забывая об опасности и перекрикивая друг друга. Только он всегда молчал. А толку-то ? Никто его все равно не поймет.. Да, они все занимались своими глупыми делами, как муравьи несущие очередное подношение своей королеве, в своей суетливости они многое забывали.. А у него есть верный друг Филиг - каменный краб, который вечно терялся, не давая поймать себя кому-либо, да страшный ребристый меч, "украшенный" рогатым черепом вместо эфеса. Они понимали его, они подбадривали его, они направляли.. Он говорил только с ними и иногда с самим торговцем, благо остальные не настаивали на его участии в каких-либо обсуждениях.
- Быстрее бы это все закончилось, устал я от все этой ерунды, а, Филиг ? - едва слышно вздыхал он. Краб слышал, краб был знаком со своим создателем достаточно давно, чтобы просто молчать. Он и не мог ничего сказать в ответ - вся магия, содержащаяся в нем, позволяла ему лишь двигаться, - Сколько там нам осталось идти, а ? Еще пара-тройка дней в этих Светом забытых землях, там по реке в горы Альтерака и городок этот, как его там.. Долго, слишком долго, Филиг, будет болеть голова от чертовых криков...
Он шел в сорока шагах впереди. Он всегда был либо спереди, либо сзади, потому что никто не хотел быть ни первым, ни последним. Кто знает, может сзади крадется какая-то тварь.. А при защите первый всегда попадает под удар первым.. Так он думал. Но его это не волновало - никто не шел рядом, никто не мешал его тихим разговорам с самим собой. Всех это устраивало.
- Забавно.. Смотри, Филиг, кто-то идет, - он остановился и, нагнувшись к крабу, махнул в сторону человека. - Интересно.. Какой-то странный парень. Только бы не один из этих Алых. Будут проблемы, а, Филиг ?
Выпрямившись он снова взглянул на человека. Выглядел он не очень хорошо - одетый в разодранный серебристый доспех, который мог теперь защитить разве что от оружия такого же качества. В руках у него был зазубренный меч, или остатки меча - кто-то сломал этот меч надвое, оставив лишь небольшую часть лезвия, с рукояткой, почти такой же длинны. Гордый воин с неплохим двуручным мечем - таким этот мужчина ему представлялся. Человек упал, заметив его, не в силах идти дальше, и как это бывает с выжившими после резни, окончательно обессилив при виде живого человека.
Он вздохнул, развернулся и пошел к торговцу сообщить о своей находке...

...Что-то мешало ему спать. Какой-то странный повторяющийся стук. Не стук даже, а мощные удары яростного титана огненным молотом по раскаленному металлу. При каждом ударе он выкрикивал слово, угрожая и запугивая какими-то странными словами вроде "убежал", "травы", "убью подлеца", "чертов проклятый лентяй", "всю ночь будешь трудиться рук не покладая".. Ему не нравились эти непонятные, но смутно знакомые слова. Что-то очень близкое и родное, но в то же время страшное и выматывающее.. Вдруг он взлетел, но полет почему-то был недолог. Удивленно моргнув, он обнаружил себя на полу небольшого помещения, которое служило лабораторией в домике его Наставника. Он повертел головой, ничего не понимая. Прядь светлых волос попала ему в глаз, заставляя задуматься о безопасности своего зрения. Все бы ничего, но из ниоткуда появился чей-то широкий кулак и "слегка" поставил печать "дварфийского учителя в назидание непутевому ученику"....
- Хаааааст! Ну сколько можно! - да, теперь он понимал, что никакой титан не сравнится с этим дварфом по неистовству и праведному гневу, которым так славится эта благородная раса. - Еще раз, только один раз - и ты позабудешь, что такое сон и отдых! Еще раз - и ты будешь молить Свет о быстрой и не слишком мучительной смерти, о которой можешь только мечтать!
Провинившийся ученик надел маску полнейшего раскаяния, заметно подпорченную немалым фингалом под правым глазом, и покорно молчал.. О да, он помнил еще свою первую оплошность - он всего-то добавил чуть большее количество определенной травки, название которой он так и не смог вспомнить, в, казалось бы, ерундовое зелье.. Вонь тогда стояла ужасная.. И ему "хватило ума" сказать что-то в ответ своему Наставнику, за что его нос впервые познакомился в дварфийский сапогом.. После такого инцидента эльфу расхотелось перечить своему учителю..
Видимо заметив, что его ученику и так досталось, дварф слегка смягчился и сказал лишь одно:
- Пошел вон! Иди разбирай весь этот бардак, чертов лентяй..
Незадачливый эльф вздохнул с облегчением и быстро, надеясь не вызвать еще одну вспышку недовольства у Наставника, выбежал из лаборатории, едва не споткнувшись об опрокинутый у входа стул....

В очередной раз выплывая из своего мира, он заметил, что к нему зачем-то идет хозяин каравана. Этот человек был торгашом. Таким нельзя доверять. Если на миг потеряешь бдительность, то у тебя есть шанс остаться без всего имущества. Торгаши хуже разбойников - у некоторых бандитов все таки остается хоть какой-то кодекс чести. Настоящий вор никогда не украдет у бедняка - торгашу все равно у кого красть.Он был единственным, кто мог не только перевязать рану, но и облегчить страдания с помощью магии, поэтому ему приходилось сидеть с раненым солдатом. Хотя сила его заклинаний таяла вместе с верой в Святой Свет. Он знал, что, теряя веру, он предает своего Наставника, но так уж получилось.. Волны апатии с каждым разом становились все сильнее и сильнее.Он давно уже забыл, что такое упорство. Для сострадания не хватало сил. Уважение.. Возможно все еще теплилась небольшая искра уважения среди этой холодной отчужденной равнины , но даже самый яростное пламя вскоре исчезнет, оставшись без источника. Останутся лишь тлеющие угли, медленно разлагающиеся, почти негреющие, но еще способные обжечь. Но и угли рано или поздно потухнут, оставив пепел - холодный серый пепел безразличия. Корабль тонет, а вместе с ним тонут и пассажиры.
Он отрешенно взглянул на торговца , соглашаясь осмотреть раненного. Может тогда его оставят в покое, кто знает.. Он осматривал человека без особого энтузиазма, напоминая канцелярского чиновника, которому подают тысячную по счету бумагу за день. И этот день явно обещал быть долгим. Как и на столе все того же чиновника бумаг, на теле человека было множество разных ушибов, порезов и пара глубоких, но не смертельных ран. Дварфы, страдая от излишней любопытности, решили понаблюдать за происходящим. Их бороды так и светились от этого назойливого чувства.

- Насколько я могу судить, этот человек набрел на нежить, - не скрывая безразличия в голосе, сообщил он.
- Пф, эльф открывает тайну Чумных Земель! И за весь чертов осмотр ты понял только это ? - с издевкой в голосе вопрошал один из заскучавших бородачей. - Хорош лекарь!
Он вздохнул. Этот вздох содержал столько тоски и усталости, что дварф невольно замолк. Он продолжил:
- Ничего особо серьезного я не нашел. Мелочь должна зажить где-то за неделю. Рана на ноге широковата, но она не глубокая. Плечо может и выглядит страшновато, но тоже ничего особо опасного я не вижу.
Вздохнув еще раз он положил свою ладонь на край раны и едва слышно прошептал пару молитв облегчения и лечения, его рука засветилась тусклым, уже негреющим светом. Затем он проделал то же самое с раной на плече:
- Не думаю, что его жизни грозит опасность. Перевяжите его и через несколько дней все будет хорошо. Если, конечно, он не подхватил какую-нибудь дрянь.. При заражении нужен хороший лекарь.

И опять он вернулся на свой пост к своему другу, одному из немногих, почти единственному. Усевшись рядом с крабом под удачно уцелевшим деревом он бессмысленно уставился на свои руки.
- Еще один кусок благородной стали проржавел, а, Филиг ? Что нам делать, ведь еще чуть-чуть, и мы окажемся в кромешной темноте. Что делать? - он взглянул на небо этих проклятых земель - его Свет был почти так же тускл, как и это чертово небо.
- Хотя какая разница, Филиг, мы теперь одни.
Он замолчал, все новые и новые волны отчаяния затопляли дыры в его душе. И не было видно ничего среди этой бури. Но Свет всегда найдет свой путь среди Тьмы, даже если сам он часть этой тьмы. Неожиданная мысль возникла в его голове:
- Подожди, Филиг, я знаю - это был знак. Человек, - в его глазах появилась робкий отблеск надежды. - Если он выживет, то Свет нас не покинул. Это был знак, Филиг.
Он быстро поднялся и направился к палатке с больным. Это действительно был знак, он знал это, и он должен был помочь человеку выжить. Тогда все станет как раньше. Они с Филигом найдут потерявшихся и снова у них будут друзья.
Он вернулся в палатку, вызвав у всех, кто был там, крайнее удивление. Но это не имело значение, человек будет жить! Да, он не отходил от раненного всю ночь и весь следующий день. Человек даже пару раз приходил в сознание, но быстро терял его. Через некоторое время человек поправится. Мелкие раны скоро будут почти были не видны и даже те два ранения не вызовут опасений. Окрыленный надеждой, он потратил почти все старые запасы трав, которые могли помочь. Он сделал все возможное, чтобы человек выжил...
Но свет никогда не бывает вечен. Свет когда-нибудь кончится и наступит ночь. Он окончательно понял это, возвращая к палатке уже выздоравливающего человека. Люди, двафры и эльфийка - все были там. Все они молчали, к его несказанному удивлению. Никто из дварфов не сказал ни слова даже когда он встал рядом с ними. Никому не было до него дела. Все отводили глаза от него.
Человек умер.

Персонаж: 
0
К новым
0
9 февраля 2010 - 4:46 #1 Violet 1377
Violet

Чудно)

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.