Эдрик Уиллоу

Я родился в 588 году, в небольшой деревушке в центральной части Западного края. С самого детства мы с братом были неразлучны, и даже когда отец брал его в кузницу, я всегда пытался пойти с ним, чтобы быть рядом. В 597 году, когда мне было девять лет, на нашу деревню напал отряд орков. Последнее, что я помню - это топор, опускающийся на меня...
Я открыл глаза. Надо мной склонилось добродушное лицо паладина.
- Наконец-то ты пришёл в себя. Я уж думал, погибаешь, малец - паладин помог мне подняться, и я сел. Тут же дали о себе знать раны. Всё тело заныло.
Я огляделся вокруг – полуразрушенная лачуга, обставленная остатками мебели, которые не смогли забрать с собой прежние владельцы. Старая, разваливающаяся кровать, пару стульев, да деревянный стол – это всё, что находилось в доме (естественно, не считая меня и паладина).
Через пару дней после того, как я очнулся, я спросил своего спасителя – был ли ещё кто-то выживший. Он ответил, что нет, и что я был единственным, в ком теплилась жизнь среди заваленной трупами деревни. Он сказал, что его отряд был разбит во время боя с орками, а сам он пытался добраться до ближайшего форпоста, и, проходя через нашу деревню, услышал еле слышный стон. Это был я, исполосованный, израненный. Он забрал меня, и ухаживал за мной, ибо путь Света потребовал того от него.
Через пару недель, когда мои раны затянулись, я преклонил колено перед паладином с просьбой обучить меня. Узнав, что мной движет месть, он сначала отказал мне, и объяснил, что паладин, движимый лишь местью изначально обречён на провал. Я, тронутый его словами, покаялся, и дал торжественную клятву, что я буду сражаться ради обездоленных и обиженных, и забуду о собственной мести. Паладин согласился взять меня в оруженосцы, как того требовали правила, а затем заняться моим обучением. Мы начали тренировки. Тренировки требовали от меня большого терпения, коего у меня с рождения не было. Паладин обучал меня пути Святого Света. Он говорил, что нельзя жить лишь местью, необходимо научится прощать, никогда не убивать ради забавы или же из личных счётов. Я слушал и понимал его, но месть теплилась во мне, подталкивала вперёд, ведь я должен отомстить за своих родных, погибших в тот кровавый день... А в особенности за брата… Я был уверен, что он погиб во время того нападения...
Паладин учил меня обращению с оружием, в особенности – с легендарным оружием всех паладинов – огромными двуручными молотами. Я быстро схватывал все его уроки, и, вскоре, овладел этим оружием в совершенстве. Так же, в процессе тренировок особо хорошо показал себя во владении огромными двуручными мечами… Благодаря тренировкам, я начал забывать о мести, теперь же я знал, что путь Святого Света учит прощать.
В перерывах между нашими тренировками, паладин отправлялся в разорённые земли, и там сражался с орками, в попытках добыть нам еду. Когда мне исполнилось пятнадцать лет, паладин начал брать меня с собой. Я всегда был с ним в роли оруженосца, но я желал большего...
Проходили долгие годы, Вторая война кончилась, но на смену ей пришла Третья. Я, к тому времени уже возмужалый и закаленный в боях с орками воин, сопровождая паладина, отправился в Нордширское аббатство, где мы встретились с епископом, благославившим меня на праведные дела. После ритуала благословения, я распрощался со старым паладином, все эти годы заменявшим мне отца, и отправился в северный Лордаэрон. По слухам, таинственные враги – живые мертвецы и некроманты, называющие себя Культом проклятых, расползались по всем северным землям, распространяя чуму.
На северном фронте, я со своими братьями по оружию сражался как никогда, я вкладывал всего себя в сражения, но, видимо, этого оказалось недостаточно. Мы потеряли Андорал, затем, по слухам, Артас Менетил сжёг город Стратхольм вместе со всеми жителями, не разбирая – были ли они заражены чумой, или нет.
Во время одного из сражений на севере от Андорала, на одном из полей, зараженных чумой, я чуть не лишился ноги. Меня в срочном порядке отправили в находившийся в дне пути от нас монастырь, а несколькими днями позже – в составе каравана беженцев в Южнобережье. Оттуда я добирался сам до Нордширского аббатства, ибо тот самый старый паладин, который спас мне жизнь, а после этого воспитывал меня, заменив отца, обосновался там. Увы, но добравшись до аббатства, я нашёл лишь могилу...
Я задержался в аббатстве всего на пару дней, затем я, прикупив немного еды для странствий, двинулся в путь, ведь место моё там, где забыли о чести, там, где страдают невинные, ибо я несу Свет в тёмные души. Я отправляюсь в путь...

0
К новым
0
3 июня 2010 - 20:41 #1 Lugger 524
Lugger

Вроде, годно.

0
4 июня 2010 - 4:18 #2 Raquedinal 2538 Мастер
Raquedinal

А от какого момента тут идёт отсчёт лет?

0
4 июня 2010 - 6:06 #3 Ledomorf 9
Ledomorf

А почему все оружие "огромное"? А так очень даже неплохо.

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.