Джиор Мархольд


Музыкальная тема


Часть Первая

Начало

На Азерот наконец-то пришла зима. Как всегда, мягкая и почти бесснежная. Южный континент, даже его северные части, никогда не жаловались на холод, в отличие от соседей с севера. Но в этом году людям Азерота было совсем не до зимы. Посевы, те, что не сожгли или не вытоптали, стояли всю осень. Да что посевы, мертвыми сейчас были почти все города и селения юга. Народ бежал оттуда, словно из Тернистой Долины пришла чума. Но то, что пришло, было намного хуже чумы, которую эти земли переживали не раз.

Сейчас куда большая опасность угрожала королевству людей – жуткие злобные отродья тьмы, называемые орками. Они были хуже любого мора, хуже саранчи и даже нашествия троллей. Люди огромной живой волной бежали из своих селений, бросая дома, имущество – лишь с небольшой котомкой за плечами. Жизнь всем была дороже. Кто не успевал бежать, или не хотел, были и такие, кто не верил угрозам и оставался на насиженном месте, те умирали долго и страшно. Кто-кто, а Джиор Мархольд, рыцарь Его Величества, это знал. В отличии от остальных, он не бежал и даже не отступал.

Он видел рыцарей, предающих обеты и со всех ног мчащихся к Штормвинду, но сам Мархольд помнил все. И в том числе, обет защищать слабых. А слабых в южных землях было предостаточно, и в защите они нуждались. В отличие от столичных шаркунов, Джиор, сын мелкого Красногорского барона, воспитывался с детства в «старых» обычаях. Долг, честь, верность, милосердие – все, что забыто теми, кто носит благородные звания. Они забыли уже и о смысле слова благородства.

Так думал Джиор, глядя в спину графа Борнхема, главы небольшого рыцарского отряда, как никогда взволнованного, скачущего во весь опор на север с небольшиой группой таких же, как и он, тварей. В эту минуту Мархольд не мог сказать, кого же он ненавидит больше – орков или Борнхема. Орки были просто монстрами, а разве охотник ненавидит волка или медведя? Нет, он его лишь убивает, потому что так нужно. Этот же граф куда хуже, чем орк. Свой гнев сейчас Джиор сейчас концентрировал на нем. Он стиснул зубы и до боли сжал ладони в кулаки. Весь небольшой лагерь, все кто остался, а их было немного, лишь тридцать человек от когда-то пяти сотен бравых рыцарей, стояли так же как Джиор, глядя в спину предавшему им Борнхему, не в силах вымолвить ни звука. Каждый из тридцати был готов сейчас же убить его, но останавливали обеты. Предать хотя бы один, даже из праведных побуждений, значило предать все. Поэтому, оставалось лишь сдерживаться. Но оставшиеся знали, что ни один из них не отступит.

- Ну, ребята… - хрипло произнес Вайфолд, старик-ветеран, оставленный Борнхемом за главного, собираемся и выступаем.

- Куда, Джайлз? – раздался опустошенный голос одного из рыцарей.

- Куда? – вдруг взревел ветеран, наконец дав волю гневу, каменное выражение лица сменилось яростным, к щекам старика прилила кровь. – Вы забыли, что на юге? Или, быть может, вы боитесь этих тварей?

По рядам уставших воинов пронеслось отчаянное «Победа или смерть!»

- Не смерть, парни, не смерть! – прогремел Вайфолд, - Победа! Нас ждет победа!

Разные голоса – молодые, старые, усталые и бодрые подхватили этот возглас. Каждый знал, что победить шанса нет. Каждый знал, что умрет, но каждый верил, что победит.

* * *
Тихо журчала река, над бескрайними полями Вестфалла взошли Луны. Двойное полнолуние – плохая примета, так верили в этих местах. Но в эту темную пору разве могут быть хорошие приметы? Уже две недели отряд скакал от деревни к деревне, уничтожая группы мародеров-орков. На большие отряды рыцари не нарывались, храбрость и безумие – вещи разные. За две недели многие зеленокожие испытали вкус стали, но многие из сослуживцев Джиора пали. Вот и на этот раз они хоронили Рэммана, молодого парня, сына знатного столичного лорда. Несмотря на свое происхождение, Рэмман дрался храбро. Он умер, когда его обступили восемь тварей, но сумел положить шесть из них, прежде чем пал сам.

- Его подвиг достоин песни. – сквозь зубы проговорил Вайфолд, бросив последнюю горсть земли на «могилу» рыцаря. Могилой ее нельзя было назвать потому, что это была лишь земляная насыпь. В этих землях нельзя было не то что сделать обычную могилу, но даже и кэйрн. Орки раскапывали их то ли, чтобы съесть, то ли просто ради забавы. Но быть похороненным рядом с текучей водой, на утесе – хорошая примета. Джиор подошел к самому краю, глянул на быстро текущую реку – названия ее он не знал, приложил ладонь ко лбу. Губы беззвучно шептали слова молитвы. Наконец, рыцарь воткнул меч мертвого сослуживца в землю, повесил на него шлем, насыпал вокруг лезвия камни и приложил к ним изрубленный щит.

- Песни будут сложены. Но пока у нас нет на это времени. – пообещал Мархольд то ли Вайфолду, то ли себе, то ли покойнику. Ночной ветер давал знать о приближающейся зиме. За эти две недели изрядно похолодало.
- Отдыхаем, ребята. Завтра будет труднее, чем вчера. – вздохнул Вайфолд, эту фразу он произносил каждый вечер. И она всегда оказывалась пророческой.

Никто не промолвил ни слова, слишком все устали даже для кивка. Большинство отправилось сразу к своим плащам, расстеленным прямо на земле. Костров не разводили, их могли увидеть орки. Караульные разместились на своих постах. Несмотря на усталость, они внимательно и тихо ходили вокруг импровизированного лагеря.

Джиор же в эту ночь тоже не мог спать – он вызвался бдеть у могилы Рэммана. Рэмман и Джиор были примерно одного возраста, наверное поэтому, а еще из-за схожести убеждений, сдружились почти сразу. Смерть друга была тяжелым потрясением для Мархольда, но показывать этого было нельзя. Каждый из двадцати двух оставшихся в живых должен быть сильным. Малейшее проявление слабости – и все усилия – в бездну. За малой слабостью кроется и большая, это Джиор понял еще в детстве.

Рыцарь встал на колени перед могилой и положил руки на колени. Он слишком устал, чтобы стоять с поднятым мечом в полных доспехах. Ветер навевал сон, но Мархольд не поддался искушению, хотя это было и трудно.

Когда желание спать слегка отошло, в голову полезли ненужные мысли. Об орках, о Рэммане и… И не покидавшая его уже вторую неделю мысль о бегстве Борнхема. Джиор крепко верил в Свет и поначалу он не мог понять, почему свет допустил существование орков. Понимание этого пришло, когда отступил гнев после предательства графа. Почему Свет должен помогать тем, кто предал его? Ведь таких, как Борнхем – сотни. И они сидят во дворцах, пируют и правят страной. Кто знает – может и король такой же? А орки – орки это лишь орудие Света, всего лишь его орудие, плеть, что должна покарать тех, кто отвернулся от истины, кто предал все заветы. Руки вновь невольно сжались в кулаки, костяшки пальцев побелели.

Джиор понимал, что вряд ли выживет, но почему-то ему становилось легче, когда он понимал, что виновные будут наказаны. Если не властью короля, то властью Света. Крик вороны прорезал ночное небо, но рыцарь не пошевелился. К падальщикам он привык давно, ведь время падальщиков - война.

* * *

- Гони коня, парень! – проорал Вайфолд Джиору, отбиваясь от очередного орка.

На Джиора тоже напал один, но удар молота отправил тварь в Бездну.

Налет на отряд мародеров поначалу был удачным. Орки не ожидали атаки и были почти уничтожены, когда к ним пришла подмога, трижды превосходившая отряд людей. Оставалось одно – отступать, что и скомандовал Вайфолд. Однако, орки просто так не желали отпускать врагов. Джиор заметил, что Родрика, одного из его сослуживцев, стащили с лошади и, перехватив оружие, поскакал к уже готовившимся расправиться с рыцарем оркам. Один из них удивленно упал, получив по спине молотом, второй тут же отскочил, схватил свой кривой меч и бросился на Мархольда. На этот раз спас боевой конь – он поднялся на дыбы и треснул тварь копытом в грудь. Ошеломленного противника добил Джиор. Родрик облегченно вздохнул и вскочил на ноги.

- Убираемся отсюда. – прикрикнул Мархольд, придерживая беспокойного коня. – Вайфолд и остальные уже уходят.
Родрику не нужно было ничего объяснять. Он быстро кивнул, тронул коня. Рукой рыцарь махнул в сторону леса, указывая Джиору скакать вслед за ним. Мархольд пришпорил жеребца и понесся вслед за старшим товарищем. Позади раздался какой-то вой, грохот и топот. На скаку Джиор обернулся и увидел бегущую за ним свору зеленомордых. Отрыв был не таким уж и большим, как того хотелось. Но вот и лес. Здесь он начинался почти там же, где заканчивалась деревня. Скачку пришлось замедлить, но не слишком частые деревья позволяли ехать достаточно быстро. Однако, орки, не стесненные конями, сокращали дистанцию.

- Быстрее, Родрик! Они уже за спиной! – прикрикнул Мархольд.

- Мы в чертовом лесу! – огрызнулся сослуживец. – Попробуем скрыться. Давай за мной!

Зубы Джиора скрипнули, скрыться в чаще на лошадях от пеших преследователей было затруднительного, но другого выхода не было, и рыцарь, покрепче сжав уздечку, направил коня глубже в лес.

Сейчас все зависело от Света и удачи. Споткнется ли лошадь, успеешь ли свернуть, потеряют ли орки тебя из виду. Оставалось лишь надеяться. Надеяться и, сжимая уздечку, скакать между деревьев. Скачка сильно замедлилась, но и орки стали бежать не так быстро. Но оторваться не получалось. Родрик выкрикнул имя Джиора, тот повернулся. Старший товарищ придержал коня, показал кулак. Сначала он быстро выбросил два пальца – указательный и средний, затем изобразил указательным дугу. Мархольд кивнул и рванул коня в сторону.

Непонятные жесты означали то, что рыцари должны разъехаться в разные стороны, проехать по дуге и встретиться. Точно рассчитать, насколько сворачивать и сколько ехать, было довольно трудно, однако, Джиор не зря провел шесть лет в рядах армии Его Величества. Все знаки и способы оторваться от преследования он учил и отрабатывал все эти годы. Как и ожидалось, орки разделились. Но теперь они действительно стали отставать, один всадник точно знал свою траекторию и скакал, не озираясь на товарища. Мархольд надеялся, что орки отвязались и от Родрика. Деревья начали редеть и рыцарь пустил коня быстрее. Крики орков начали все явственней удаляться.

Когда рыцарь вновь повернул коня, направляясь теперь уже к месту встречи, орки были далеко позади. На лице сама собой появилась облегченно-торжествующая улыбка, губы прошептали благодарственную молитву. Еще несколько минут – и Джиор увидел скачущего Родрика. Тот уверенно кивнул, и улыбка Мархольда стала еще шире. Однако, отдыхать было нельзя – орки могли нагнать всадников. Пришпорив коней, они пустились еще быстрее. Родрик прокричал:

- Дальше должна быть река!

Джиор кивнул. Он тоже вспомнил карты местности, примерно представил себе место, где они находятся сейчас и реку неподалеку. Выехать к реке было бы неплохо. Твари боятся текучей воды, да и ее можно было бы переплыть вместе с конями, хотя и бросив доспехи и оружие.

Но бросать ничего не пришлось. Свет действительно благоволил рыцарям. Река в этом месте была неглубока, хотя течение и было быстрым. Всадники, благодаря Свет, перескакали на другой берег, на котором рос очень густой лес. Здесь уже пришлось спешиться и провести коней через заросли речных кустарников и деревьев.

- Похоже, спаслись. – только сейчас Джиор позволил себе облегченно вздохнуть. Родрик в ответ слабо улыбнулся, но тут же глаза его закатились, он что-то прорычал и сполз на землю. Мархольд тут же бросился к товарищу и увидел, что из его бока, через отверстие в доспехе, сочится кровь. Для оказания какой-либо помощи не было ни средств, ни времени. Вновь восстановив в памяти карту, Джиор вспомнил место встречи. Если скакать не слишком быстро – чтобы не повредить раненому, можно добраться за пол часа. Пол часа.

- Хей, Родрик, за полчасика не умрешь? – бросил Мархольд товарищу. Тот улыбнулся и покачал головой.

- Продержусь хоть сутки.

Рыцарь поспешно помог сослуживцу залезть в седло и сам запрыгнул на коня. Взяв в левую руку уздечку Родрика, привалившегося к крупу лошади, он пришпорил коня и, не спеша, но и не медля, поскакал в нужном направлении.

* * *
Рощица, в которой собирался отряд, уже показалась в виду, но вот раненый молчал и не подвал признаков жизни. Джиор надеялся, что тот просто без сознания.

- Ну, еще немного. – сказал он сам себе, сжав в кулаке уздечку. Конь заржал, чувствуя настроение хозяина. Кони – они умные и преданные, не то что некоторые люди…

Наконец, всадники въехали в рощу. Ветки пару раз хлестнули Джиора по лицу, но это не особо беспокоило. Наконец, лагерь. Но почему-то вместо восемнадцати сослуживцев, взору рыцаря предстал довольно большой отряд. Мархольд присвистнул, глянул на накидки новеньких. Лев Штормвинда и голова лошади. Странное сочетание, подумал Джиор, но их появление все равно обрадовало.

Кто-то заметил приближавшихся и оповестил остальных. Несколько человек вышли навстречу. Среди них был и Вайфолд.

- Вернулись. – облегченно вздохнул он. – Ну, слава Свету, выбрались… - он не закончил фразу, его взгляд упал на Родрика. Не медля, ветеран кивнул двум сопровождающим, те сняли раненого с коня и понесли к лагерю.

- Сам как? – внимание командира переключилось на Джиора. – Ранен?

- Нет, слава Свету. По лесу скакали от орков, но оторвались. А Родрик вон, схлопотал.

- Ну, жить будет. Вместе с этими ребятами пришли несколько жрецов. – Вайфолд обвел рукой лошаде-львов, как уже окрестил про себя их Мархольд.

- А кто такие? – молодой рыцарь спрыгнул с коня и с облегчением снял кольчужные перчатки. Пальцы гудели, да что пальцы, гудело все тело.

- Они из Братства Лошади. Лучшие в своем деле. Их много отрядов, прислали сюда, чтобы дать отпор зеленым тварям.

- Лучшие все равно мы, хотя я им, откровенно сказать, рад. – хохотнул в ответ Джиор, командир улыбнулся и кивнул. – Как вы их встретили-то?

- За нами, когда мы тикали из деревни, увязалась большая ватага. Боялись, что придется здесь и сложить головы, но тут эти молодцы. Орков – влет, встретили нас – рот раззявили, говорят, думали, все здесь либо ушли, либо умерли.

- Уж мы покрепче всех. – Джиор громко рассмеялся и, поручив коня подошедшему сослуживцу, последовал за командиром в лагерь.

Душа ликовала – теперь они не одни, теперь-то орки точно отправятся в небытие. Это он знал твердо.

Персонаж: 
0
К новым
0
18 июня 2010 - 14:47 #1 Мерлин 1378
Мерлин

Ап. Добавил вторую главу.

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.