Джанго'рокх

Итак, первая часть квенты. В состоянии редактирования. А пока интересно ваше мнение.

* * *

Стояла ясная ночь. Свет луны расстилался по бескрайним джунглям, освещая лишь самые верхушки деревьев. Тишину, нависшую над лесами, нарушал ритмичный звук барабанов и голоса троллей. Этой ночью на околице собралась вся деревня, чтобы отправить в последний путь старую ведьму и знахарку Годжну. Дым от костров, освещающих танцующих вокруг алтаря троллей, устремлялся в небеса, окутывая их черной пеленой. С каждой минутой ритмичный стук барабанов усиливался, пляски троллей становились все быстрее.
Вот к алтарю подошёл старый жрец. Своей длинной иссохшей рукой он вывел на камне ве-ве Легбы, Лоа путей. Барабаны стихли, затихли и тролли: все знали, жрец будет говорить:
- Страж путей, Легба, взываю к тебе! Уничтожь барьер, отец Легба, открой его, чтобы душа умершего могла пройти! Душа пройдет – Легба закроет барьер, и я отблагодарю Лоа!
- Легба принимает предложение… - послышался зловещий шёпот.
На небольшую площадку перед алтарем, на носилках, выстланных пальмовыми листьями, несколько манов вынесли тело умершей. Они уложили носилки на четыре вертикально стоящих камня и разошлись в разные стороны, скрывшись в толпе.
- Самеди, Лоа умерших! – продолжал жрец, - Прими же эти подношения, - старый тролль плавным жестом указал рукой на алтарь с подношениями в виде голов различных животных, кувшинов с падай-зельями, и пучков смех-травы, - Прими же новую душу, даруй ей вечное упокоение в царстве мёртвых!
- Самеди принимает предложение…- оповестил всех собравшихся всё тот же зловещий шёпот.
Барабаны снова зазвучали сильнее, а пляски продолжились – нужно было огородить душу от злых духов, чтобы та благополучно добралась до мира мертвых. В этот день все прошло удачно.

* * *

В эту ночь Джанго’рокх решил остаться один. Его мать, его учитель, духовный наставник, та, без которой он не мыслил своего существования, покинула его, и он был не в силах отправиться к очередной из молодых ву-мон племени.

Слабый тусклый свет от лучинки растекался по небольшой хижине. А Джанго всё сидел и о чем-то думал. Он осматривал изготовленные матерю раш’ки, украшающие стены, обереги, ловцы снов. Мать придавала большое значение этим вещам, хотя сам Джанго до конца не понимал их истинного предназначения. Тролль глубоко вздохнул, потер нос по привычке и выпил еще одну глиняную чашу падай-зелья.

- Джанго, - послышалось откуда-то из всеобъемлющей тьмы, - Твоя мать всегда остается с тобой. Твоя мать беречь тебя всегда…
А юный мон стоял посереди черной пустоты и был не в силах молвить и слова. Одно лишь он понял точно: этой ночью его посетило видение.
- Джанго смотреть сюда… - по левую руку от тролля, будто красной краской начал вырисовываться причудливый узор, - Нанеси ве-ве, и помощь матери с тобою будет.

Джанго проснулся утром с ужасной головной болью. Он поднялся на руки и по-собачьи пополз в угол: там стояли склянки с целительной жидкостью – водой. Он поднял один из глиняных горшочков, но тот, к сожалению, оказался пуст, и мону пришлось выйти на улицу, чтобы принести домой воды. «Обычно это делала мать» - пронеслось у него в голове. Тяжело ступая по каждой ступеньке, тролль все-таки вывалился на улицу с несколькими горшочками в руках.

Вчерашние костры уже догорали, а кое-где вокруг алтаря лежали без сил танцовщицы. Кидая косые взгляды на суетящихся соплеменников, он медленно, чуть хромая двинулся к водопаду. До него было всего лишь пара километров, однако звука падающей воды в деревне слышно не было – отвесная стена деревьев сохраняла тишину.

Одна отрада была у Джанго – сегодня с большой охоты возвращается его отец, Траз’зин. Отец его – немолодой тролль, седина давно уже покрыла его волосы. Все в деревне знали этого старого ветерана. Тролль внушительных размеров, с огромным кривым мечом за спиной, благодаря которому он и получил своё имя. Отец его отличался не только мастерством обращения с оружием, но и своей мудростью: многих молодых монов учил он. Известен он был еще своим умением обращения с железом: кому древко копья сделает, кому целый железный нагрудник выплавит. Одни Лоа знают, как этот старый мудрый кузнец и ведьма жили вместе: их характеры совершенно не похожи. Если Годжна отличалась своей мстительностью и жестокостью, то Траз’зин своим дружелюбием и «покладистостью». Их старший сын, Джанго, взял что-то от обоих родителей. Воспитание отца и учения матери. Отцовская преданность вождю и, от части, материнская жестокость – все это странным образом сочеталось в тролле. Все знали, что Джанго, ровно как и отец его, искусный мастер обработки металлов. Когда Траз уходил с другими большими клыками на охоту, в племени заменял его сын. То острогу сделает, то стрелы – все, что нужно в быту. Да что там говорить, с соседних деревень приходили тролли к мастерам за искусным оружием и прочными инструментами. Тем и жила семья: в обмен на изделия из металла они просили всяческую утварь, кожи, смех-траву и многое другое. Мать же их почти ничего в семью не приносила, она могла целыми днями сидеть в своей небольшой хижине за очередным зельем или вангой, которые, как и полагалось, у женщины особой популярностью не пользовались.

Набрав воды, Джанго вернулся в деревню. Он увидел, как племя встречало пришедших с охоты монов. «Где же отец?» - тролль начал взволнованно всматриваться в толпу. Потеря матери черным пятном отразилась на его рассудке, и он почему-то волновался. «Ну, слава Лоа!» - все-таки увидел он Траз’зина и кинулся к нему – он не видел отца уже несколько недель.

С охоты воины принесли, помимо мяса, множество разнообразных шкур: и ящериц, и пантер, и даже тигров. Много разнообразных украшений: зубы зверей, когти, лапы. До момента, когда пройдет наступающий сезон дождей, восемнадцатый для Джанго, большая охота не состоится. Однако, уже в следующей большой охоте молодой тролль сможет принять участие. Давно он этого ждал: покинуть деревню на несколько недель в обществе отца и других больших манов.

- Джанго, сын! Для тебя подарок есть, короткий клык.
Джанго не хотел перебивать отца, несмотря на то, что именно в этот момент он просто обязан сообщить ему новость о матери.
- Стар я уже стал, сила в руке не та, ноги быстро не несут, - продолжал он, - И тебе, как сыну старшему, я передаю этот большой траз, - тролль скинул с могучего плеча этот клинок и передал сыну. Джанго поблагодарил отца и попытался закинуть меч за спину, но сил у него не хватило. Он сильно заволновался: «Неужели я так просто упаду в глазах отца?». Траз’зин от души рассмеялся.
- Время придет, Джанго, и меч тот тебе в пору будет. А мне пора уйти на покой. Уже на следующую большую охоту от нашего дома отправишься ты.
«Нужно сообщить отцу о матери», - всё крутилось в голове у молодого тролля.
- Годжна ушла от нас, я уже знаю, - отец, по-видимому, увидел замешательство на лице Джанго и решил взять инициативу в свои руки, - Это большая потеря для нас, сын. Но мы будем чтить её память. И знай, сын, придет время, и я воссоединюсь с ней в мире мертвых, и ты станешь во главе нашего рода. А пока, - Траз забрал у Джанго клинок, - Для тебя есть работа. Моны ждут стрел и новых копий, - на этом Траз грузным шагом направился в дом, а Джанго, без всяких размышлений двинулся к каменной печи на окраине деревни.

Персонаж: 
0
К новым
0
14 июня 2010 - 1:13 #1 Губка Lash 387
Губка Lash

Не обычный переход в конце на новую строку смутил, а если не обращать на это внимания, то я скажу, что квента мне понравилась. Я не часто читаю подобное, но не пожалел, потратив время. Спасибо.

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.