Бывай, Лоренсита

Лоренца Ортега - типичный ребенок военного времени. Сирота, понятия не имеющая, кто ее родители, и взявшая в руки кинжал раньше, чем ложку - ну а про ее первое слово и вовсе стоит умолчать из соображений цензуры.
Росла Лоренца в Пиратской Бухте. Смуглая и большеглазая, от своих сверстниц она отличалась разве что волосами - редкого на юге цвета старого золота.
Ей повезло, ну, если это можно так назвать; воспитывал девчонку старый пират, шулер и непревзойденный мастер ножа - Роман Ортега, к преклонному возрасту осознавший, что своих детей заводить поздно, а знания передать некому. Он и дал девчонке привычное своему слуху имя, а позже она самостоятельно взяла и его фамилию - за неимением собственной.
Учителем Роман оказался не слишком снисходительным: гоблинская школа ножа, сен'джинская школа ножа, калдорейская школа ножа... А еще стрельба, карточные хитрости (и кости, конечно: "Полет контрабандиста" Лоренце удавался особенно ловко) и основы этикета: в юности Роман зарабатывал музыкой и пару лет ошивался при дворе, нахватавшись там куртуазных фраз и жестов; в общем, южанин действительно учил воспитанницу всему, что знал сам.

Ловкости рук Лоренца училась самостоятельно: воровства наставник не одобрял, а свое неодобрение, как правило, выражал с помощью розог (о, как Ло ненавидела эти чертовы лианы!). Девчонку, конечно, ловили, особенно поначалу, но когда какой-нибудь возмущенный моряк за руку притаскивал ее к стражнику, Лоренца невинно хлопала огромными зелеными глазами и выдавала стандартную легенду: обещал, мол, подлец, сказку про кракена морского, затащил в таверну, принуждал к неприличному, заехала куда причитается, пригрозил правосудием и вот, смотрите, клевещет, нахал.
Способ был безотказный, а к тому времени, как это могло бы начать вызывать подозрения (какая ж дура на сказку про кракена в седьмой раз поведется!), Ло научилась не попадаться.
К четырнадцати годам Лоренца и еще несколько таких же рано повзрослевших подростков были весьма известны среди портовых. Ну как же - нейтральная территория, контрабандисты, торговцы, пираты, искатели приключений... Лишняя пара рук для грязной или не очень работы была нужна многим. Ло с компанией брались почти за все дела - за исключением уж совсем подстатейных.

Роман понемногу сдавал - давали знать о себе многочисленные старые раны и, мягко говоря, нездоровый образ жизни. Лоренца зарабатывала более чем достаточно, чтобы обеспечить обоих: пожилой моряк был, пожалуй, единственным по-настоящему дорогим ей человеком (за подаренный на четырнадцатилетие арбалет с именной гравировкой она простила наставнику и лианы, и традиционный моряцкий способ обучения плавать, и вообще все на свете) и она прекрасно понимала, что без его науки была бы никем; неблагодарность же в длинный список отрицательных черт девчонки не входила. Уж что-что, а это - нет.

Когда Ло было пятнадцать, она здорово поссорилась в кабаке с приезжим моряком. Высокий жилистый блондин в маске, закрывающей пол-лица, то ли не так посмотрел, то ли не то сказал... Ром, конечно, тоже сыграл свою роль.
Слово за слово, показались ножи; ничего особенного, разумеется, мало ли каждый день в Пиратской Бухте кабацких драк? Но когда Лоренца сделала очередной выпад ножом, а ее противник успел буквально на дюйм отклониться в сторону, и лезвие распороло ткань маски, оба замерли в изумлении: на Лоренцу глядела ее зеркальная копия. Разрез глаз, высокие скулы, полные губы, ямочка на подбородке... Один в один.
Рома было выпито много, слов сказано - еще больше. Разбуженный посреди ночи Роман категорично заявил, что Лоренцу нашел одну, и что бывает, конечно, что у честного моряка в глазах двоится, но чтоб наоборот - ни разу, и хрен его знает, откуда этот парень такой взялся, а встретить двойника - к скорой смерти, между прочим. Ло намекнула на вторичные половые признаки и сообщила, что похож-то похож, конечно, но не двойник явно. Когда оказалось, что парня зовут Лоренцо, девчонка озадаченно почесала в затылке: слишком много совпадений для одной ночи.
-Морской черт знает, родственники мы ли нет, - категорично заявил Лоренцо, - но такое просто так не случается, верно говорю? Значит, будешь мне сестра.
Новоприобретенные родственные узы были обильно омыты ромом.

Корабль Лоренцо отплывал через день.
Они о многом успели поговорить, но отпускать внезапно появившегося родственника всю жизнь считавшей себя сиротой Лоренце было жалко до слез. Братец, надо думать, испытывал схожие чувства, но в ближайшие три года отлучаться из Танариса практически не мог. Решили встретиться через три года в том же кабаке, где подрались - или, если кто-то не сможет, передать весточку через кабатчика.

А через год умер Роман.
Подхватил жар, три ночи метался в бреду - Ло почти не спала, сидела возле кровати, меняла пропитанную уксусом тряпку на лбу наставника, держала за руку - а потом, то ли придя в себя, то ли по-прежнему бредя, шепнул: "Бывай, Лоренсита", и перестал дышать. Детским именем Лоренцу он не называл больше десяти лет; это, очевидно, и стало последней каплей - девушка расплакалась, в первый раз с тех пор, как взяла в руки кинжал.

После этого Лоренцу уже ничего не держало в Пиратской Бухте. Старая компания распалась довольно давно: кто-то уплыл на запад, кого-то выловили сетью рыбаки; к тому же, здесь, в Бухте, о наставнике напоминало все - от запаха дешевого рома до шелеста волн. Собрав немногочисленные вещи, Ло двинулась на север - к столице.
Впрочем, ей везде найдется работа.

Персонаж: 
0
К новым
0
30 июня 2010 - 11:26 #1 Garr 657 Мастер
Garr

Замечательно.

0
30 июня 2010 - 12:57 #2 Kai-Les 721
Kai-Les

+

0
30 июня 2010 - 15:47 #3 Commando 216
Commando

Много рома.

Уже на середине хотелось буркнуть - "Верю, верю!", но что-то, иначе не скажешь, манило скользнуть взглядом на следующую строчку.
Браво.

0
1 июля 2010 - 1:59 #4 Литвен 350
Литвен

Спасибо -)

P. S. Тиль, рома много не бывает :D

0
1 июля 2010 - 3:40 #5 Dea 5695 Мастер
Dea

Колорит =] Жаль, в отыгрыше трудно будет пересечься.

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.