Волк среди людей

0 Array

Малькольм жадно впился в кусок прожаренного мяса - пускай после сегодняшнего Мальк еще бледен, но аппетит возвращается.
Дана говорит: Вернувшаяся Дана выглядела усталой, на ее щеке виднелись красные отметины размером с ноготь мизинца. - Нашелся. Где ты пропадал, Малькольм?
Малькольм говорит: Я нож отцовский искал. Потерял где-то. Думал, у дерева, где Дик ружье пристреливал...да так и не нашел.
Dik глянул на подошедшую, приветливо улыбнувшись, - Предлагал ему поискать, не захотел он.
Дана говорит: - Не ходи в лес один. Никогда. Теперь у тебя есть дом и родичи, которые помогут в любой беде. Понял?
Малькольм говорит: Я весь вечер, всю ночь и все утро все окрестности обыскивал. Сомневаюсь, что что-то изменилось бы... - буркнул недовольно в ответ.
Малькольм как-то нехотя кивнул, будто бы вынуждено, а не согласно со словами сестры.
Дана говорит: - Ночью одному - смерть. Прежде тебе везло, но это не значит, что так будет всегда, - строго сказала Дана. - И взрослые, сильные мужчины не возвращались, бывало.
Малькольм вновь вгрызся в кусок мяса, хотя уже без аппетита.
Малькольм говорит: Я знаю, как надо вести себя в лесу, и даже ночью. Я полгода в холмах жил, когда из Среброречья убежал - вспылил Мальк.
Малькольм не сразу понял, что вновь завел речь о своем настоящем доме. А когда осознал - лицом окаменел, взгляд стал отрешенный.
Дана говорит: - Это везение, - повторила охотница. - Не ходи в лес, Мальк. Если с тобой что-то случится, ни одного родича-мужчины у меня не останется. Кто тогда меня защитит? - рослая бортница с топором за плечами меньше всего походила на ту, что нуждается в защите. Но как еще повлиять на парнишку?
Малькольм поджал губы. Кажется, этот, "взрослый", аргумент повлиял на него сильнее всего.
Малькольм говорит: Ладно, постараюсь как можно реже выбираться из Заречья. Будто пес цепной... - недовольно, с оттенком снисходительности ответил Мальк.
Дана потерла зудевшую щеку. С досадой поморщилась. - Мы и собак на цепи не держим. Они сами не хотят убегать.
Малькольм говорит: А где ты поранилась, Дана? - заметил ссадины на лице сестры Мальк.
Dik сидел, уставившись в пламя, прислушиваясь, но не вмешиваясь в разговор.
Дана говорит: - Я обходила борти, - объяснила девушка. - Не убереглась. И пчелы в этом году злее обычного.
Малькольм говорит: В последнее время все вокруг куда злее обычного - пессимистично буркнул Малькольм.
Малькольм помолчав немного, собрался с мыслями и как можно более бесстрастным голосом осведомился:
Малькольм говорит: А что с тем раненным чужаком? - кивнул Мальк на дом, где еще недавно хрипел раненный.
Dik говорит: - Он умер, - высказался, - Поговаривают, что это сделал тот, кто виноват в нападении на него.
Ashwood Trapper говорит: *рослый траппер с лысой, как колено, головой возился с освежеванной тушей* - Не набивайте животы, у нас сегодня особый ужин.
Dik говорит: - Особый? В честь чего?
Малькольм кивнул, будто бы даже удовлетворенно.
Малькольм говорит: Значит, отмучался... - поправился Мальк поспешно.
Ashwood Trapper говорит: - Это мясо убитого жеребца. Он был нам верным другом: нельзя допустить, чтобы его смерть была напрасной. Мы съедим его, благодаря за пищу.
Дана кивнула, подтверждая слова лысого. - Это будет почтительно.
Dik говорит: - А, хотя бы, вкусно? - Дик огляделся,- Кстати, Дана, а куда ты Нопа поставила? Я чего-то его не вижу, угу.
Малькольм догрыз мясо и, обсосав пальцы с причмокиванием, довольно улыбнулся.
Дана говорит: - Должно быть, за коптильней.
Dik говорит: - Может.
Малькольм говорит: Сестра, ты знаешь, я сегодня такую странную девку видел! Она синяя, как утопленник, с рогами, как коза.
Малькольм говорит: а еще у нее копыта и глаза светятся, как болотный огоньки.
Dik говорит: - Дана, кстати, я весь лагерь обошел. Не нашел того библиофила. Он или слинял пораньше, или все еще где-нибудь под кустами дрыхнет. А видел ты, парень, дренейку, вчера с неба к нам свалилась.
Дана говорит: - Она упала с неба, - подтвердила Дана. - Священник сказал, что их народ служит светлым духам. И действительно, я сама видела. как она залечила свою рану.
Малькольм говорит: Ну, она была странная...а еще у нее...это...мхм... - паренек смутился, когда начал говорить про "это".
Дана говорит: - Вообще, - добавила охотница, подумав, - на месте светлых духов я бы избрала не таких странных служителей. "Это"?
Малькольм говорит: Эммм...ну, да. Это...две такие...мхм...штуки - окончательно осевшим голосом заявил Мальк и притих.
Дана говорит: - Рога? - уточнила Дана.
Малькольм говорит: Э...да, рога. Точно. - сдался Мальк: о таких вещах говорят только с близкими людьми, и то - не с...обладательницами таких же "штук".
Дана говорит: - У таунок тоже рога. Это значит, что они близки к добрым духам природы, - наставительно пояснила Дана.
Асмунд говорит: - Гидэ рога? - хорошо выспавшийся дворф выполз на свет божий и немедля направился к столу.
Малькольм , повернувшись на голос, испугался жуткого карлика и, упав со скамьи, потревожил раненную руку. В который раз за день...
Малькольм опять зашипел: но, скорее, не от боли, а от досады - в который раз за день тревожит перелом.
Дана говорит: - Мальк! - Дана, наклонившись, протянула парнишке руку. - Вставай. Чего это ты? С добрым утром, бородач.
Асмунд говорит: - Чэго пугался, мэлкий? Дворфа нэ видел, да? - Асмунд плюхнулся на скамейку и звучно зевнул. - Нэ бойся, есть нэ буду тэбе, да.
Dik говорит: - Здарова, дворф. Как спалось?
Малькольм аккуратно, опираясь на руку старшей сестры, поднялся.
Малькольм вновь занял свою любимую позицию по отношению к миру: руки скрестил, насупился, поджал губы, смотрит на всех исключительно исподлобья.
Асмунд говорит: - Хорошо спал, слушай! - дворф прям-таки лучится счастьем. - Дэнь трудный был, ночь хорошо спал.
Малькольм говорит: Впервые вижу таких уродливых карликов...как его свои же не убили? У нас бы точно карлик не выжил.
Dik говорит: Намник посмотрел на Малькольма: - Эй, парень. Это же дворф. Не видал чтоль?
Малькольм помотал головой из стороны в сторону, не продолжая сверлить дварфа злыми звериным глазками.
Tantor кашлянул, поминутно озираясь по сторонам.
Дана говорит: - Откуда ты знаешь? - Дана осуждающе посмотрела на мальчишку. - Что ни народ, то свои представления. Для тебя он нехорош, а для дварфок, может, первый красавец.
Асмунд говорит: - Вах, зачэм так обидно сказал, э? - впрочем, по дворфу не видно, чтобы он обиделся. Возможно, из-за бороды.

Гильдия:
0

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.