Капитан и оборотень

0 Array

Тиль кивнул гномке. Да, пора бы заканчивать гулять, нервишки всё равно не успокоишь.
Шэй улыбнулась Тилю: прорвемся, мол, где наша не пропадала.
Тиль говорит: - Есть еще пара незавершенных дел. Ты Дану не видела с утра?.
Шэй говорит: - Сегодня - не видела, - покачала головой Шэй, - а что за дела-то?
Тиль говорит: - Да мне лошадь нужна, не у тебя же на луке поеду. - фыркнул Тиль. - А она говорила, что здесь её просто так не дадут. А мне и дать-то нечего...
Amberpine Hunter говорит: - Добрый день, любезные, - поздоровался коренастый усач. - Я буду Якоб, а вы, должно быть, милсдарь Тиль и мазель Шэй.
Тиль говорит: - Лук остался. Лук стоит целое состояние...А... Д-добрый день, Якоб.
Тиль говорит: - Да, мы самые. Вот, выезжать готовимся, сталбыть...
Amberpine Hunter говорит: - Дана с утра на бортях, сказала присмотреть, пособить, если что надо. Собрались уже?
Шэй говорит: - А не на чем, - хмыкнула гномка.
Тиль говорит: - Нужен конь, уважаемый. - поковырял носком мокасина землю, - Не выдадут? Крюка надо дать, миль двадцать, не меньше.
Amberpine Hunter говорит: - В одном седле не поместитесь? - почесал подбородок Якоб. - Оно, пожалуй, непристойно не выйдет, калибры у вас больно разные - никто и не подумает, что вы эт-самое. Хотя умеючи - можно.
Шэй говорит: с сомнением приподняла брови, снизу вверх посмотрев на полуэльфа. - Да я тоже предлагала, а Тиль вот говорит - не поймут.
Тиль изумлённо глянул на траппера, повернул голову вправо, засмотрелся на небо. Улыбался.
Тиль говорит: - А вы посудите сами. Коль мы из Вальгарда прибыли...Да еще долго путешествовать собрались, а по нашей выдумке, со временем, аж далеко на запад... Кто ж на одной лошади такие расстояния зашибает? Не серьёзно. Я бы не поверил. - скривился лучник.
Amberpine Hunter говорит: Якоб вздохнул. - Коня насовсем не дам. Одолжить могу, но чтоб берег пуще правой руки. И то сказать, если останешься без правой, сможешь мозолить левую, а мне без Вешенки никак. Иди седлай. Гнедая со звездочкой.
Тиль говорит: - Если б я что мог в залог оставить. Могу лук, но чем чёрт не шутит, а одним железом я воевать не привык. Извини, братец, и спасибо.
Тиль говорит: - Лошадь доставлю в лучшем виде. Тогда я пошел седлать, да еще по вещам сооружу кое-что. Шэй, ты как? Готова совсем?
Шэй говорит: - Инструмент при мне, осталось только Ромашку оседлать, - кивнула та.
Тиль кивнул, сорвал соломинку, сунул в рот и направился в конюшню.
Шэй улыбнулась на прощание Якобу и пошла вслед за рейнджером.

Тиль поговорил с мужиком, сказал разрешенье, и довольно умело управился со сбруей.
Тиль говорит: - Хорошая кобылка у нашего пошляка... - пропел Ясень, заглядывая лошади в глаза. Та очень быстро успокоилась, и даже, как будто обрадовалась временному хозяину. - Славная. Надеюсь, и на тракте себя покажет.
Шэй говорит: Гномка со вздохом покосилась на свою кобылу, потом - на Тиля. - Подсадишь?
Тиль говорит: Рейнджер кивнул, а потом, благо рост и сила позволяли, аккуратно подхватил миниатюрную поэтессу и усадил в седло. - Давай к воротам, я сейчас.
Шэй говорит: - Спасибо, - одной рукой ухватилась за поводья, другой ласково потрепала лошадь по холке, - жду.
Тиль говорит: - Тут еще с вещами надо пару штук сделать, хм. - Тиль взял за уздечку Вешенку и повёл к кузнице, где оставил вещмешок.
Тиль обнажил клинок, еще раз провел на всякий случай заточкой. С кинжалом - тоже самое, всё нормально. Лук, колчан, всё на местах. Ещё вчера он попросил у изрядно удивившейся "кормилицы" несвежий, сухой, едва не заплесневевший хлеб. Теперь он покоился в сумке, небрежно украшенной еловыми веточками, мол, только с тракта. Впечатление было, кажется, полным.
Тиль говорит: - Ну, всё. - полуэльф спустился, забросил мешок на скакуна, к седлу же лук приторочил, да колчан. Время. Летуче запрыгнув в седло, Тиль поравнялся с лошадкой Шэй.
Шэй говорит: - Дорогу-то знаешь? - как всегда, вовремя спохватилась Шэй.
Тиль говорит: - Сейчас светает. Скакать во весь опор придется, чтобы никакая тварь, и никакой орк у Железной нас даже увидеть не успели. Если повезет... Ввечеру будем в Янтарной Сосне. - Тиль натянуто улыбнулся. - Да, теперь знаю.
Тиль козырнул трапперам у ворот.
Шэй говорит: - В таком случае, не будем терять время, - кивнула гномка.
Amberpine Hunter выдвинул засов и отошел в сторону.
Тиль говорит: - Бывай, Якоб. Ещё побазарим. - Тиль дал пятками коню в бока и устремился вперед, поднимая тучку пыли.

Silverbrook Hunter кричит: Охотники у коптильни не выглядели дружелюбными. На всадников нацелились ружья.
Тиль говорит: - Не стреляй, человек! - звонко, стальным голосом окликнул он ближайшего стрелка. - Мы путники, из Вальгарда! Вреда не учиним.
Silverbrook Hunter кричит: - Куда едете? - недружелюбно окликнула стриженая женщина в клетчатой рубахе.
Тиль оглянулся на Шэй, дал заранее условленный знак рукой, если, мол, стрелять будут, прижмись к холке и рви когти, авось промажут.
Шэй говорит: - В Янтарную Сосну, сударыня, - вежливо откликнулась гномка, - заплутали, кажется...
Тиль говорит: - По карте, нихрена не заплутали. Просто я не думал, что этот блокгауз на карте - такая махина. - буркнул полуэльф. - Дорога, кажется, тут!
Silverbrook Hunter говорит: Трапперы посовещались. Опустили ружья. - Нет, не заплутали, - крикнула та же женщина. - Прямо на север до развилки, затем по левой дороге.
Тиль поднял руки еще раз, чуть выше, в жесте, означавшим мирные намерения, и поклонился
Тиль говорит: - Здравы будьте, охотнички! - и двинулся дальше. А спина-то вся мокрая.
Тиль говорит: На дороге, наконец, показалась довольно грязного вида символика Альянса. Вечерело, Тиль как в воду глядел: хорошо, что успели до заката.
Тиль говорит: - Ну дела. - облегченно вздохнул он, - Это там орк, гаркнул, чтоли, когда лесом шли? Я уже этот его самострел спиной чуял. И эти трапперы! Даром, что мзду не собирают, отгрохали свою хоромину прямо на тракте. Ну ничего, добрались, кажется. Давай наверх.
Шэй говорит: - Да, - вздохнула Шэй, - народ не очень гостеприимный.
Элларион изящно кланяется.
Тиль говорит: Дорога стала мощёной, Тиль приметил впереди следопытов, и большущий костер, на манер тех, что друиды ставят в свои праздники.
Amberpine Woodsman говорит: Сосна встретила неожиданным шумом. Отмечали Солнечный фестиваль - это важно для солдат, промерзших в скучных Холмах. Навстречу приезжим вышел, слегка покачиваясь, выпивший лесник. Он ничего не боялся. Еще бы тревожиться, когда за спиной целый гарнизон.
Тиль сначала не поверил, а потом рассмеялся.
Amberpine Woodsman говорит: - Здрасть, любезные, - икнул лесник. - Откуда будете и по какому делу?
Тиль говорит: - Шэй, и правда, только ведь Солнцеворот великий прошел! Вон, люди хмельное поглощают!
Тиль говорит: - И тебе привет, уважаемый. - ответствовал Тиль. - Из Вальгарда будем, путники мы. Пополнить бы припас, да ночлег найти средь добрых людей.
Amberpine Woodsman говорит: - Спиртное, дурманное не везете? - то ли строго, то ли с надеждой спросил мужчина.
Шэй говорит: - Увы, милсдарь, - улыбнулась гномка, - ни того, ни другого.
Тиль говорит: - Разве что плесень с хлеба соскребёшь. - не менее двусмысленно ответил Тиль, но тут же врубил дежурную, располагающую к себе улыбку.
Amberpine Woodsman говорит: - Проезжайте, - печально махнул рукой.
Тиль говорит: - Благодарим, уважаемый!
Тиль смеется.
Шэй говорит: - Доброго вечера, - кивнула Шэй и двинулась за полуэльфом.
Amberpine Footman говорит: У солдат оказалось больше выдержки. Или им настрого запретили пить; так или иначе, пехотинцы выглядели вполне трезвыми. К приезжим не проявляли особенного интереса. Шум остался позади, у красных палаток, а возле большого дома, где наверняка расположилось командование, было тише.
Тиль наклонился, козырнул ратнику к невидимой шляпе.
Шэй козырять не умела, а реверанс на лошади хрен изобразишь. Пришлось обойтись вежливой улыбкой.
Тиль говорит: - Здорово, служивый. - устало, но почтительно обратился стрелок. - Скажи на милость, где утомленным лошадям можно корма задать, а где и самим отдыху найти? Есть же тут...таверна, или корчма...А?
Amberpine Footman говорит: указал в сторону коновязи. - Таверны нет, откуда ей здесь взяться? У вас палатка с собой имеется?
Тиль говорит: - Не подумали. А расхваливали, мол, здоровенный стан! - удивился Ясень. - Ну, хреновая палатка была где-то, да лежаки рваные.
Тиль сник от вопроса. Ну и дела, а еще войска расквартировали.
Amberpine Footman обиделся за Сосну. - Места много, только и людей на праздник съехалось немало. Торговцы, эльфы со своими ритуалами. Может, упросите кого-нибудь потесниться.
Тиль говорит: - А чего в том большущем домине располагаиццо? - прищурился странник. - Не секрет?
Amberpine Footman говорит: - Ставка Альянса, - лица под шлемом не было видно, но голос прозвучал удивленно.
Тиль говорит: - Ага. - кивнул своим мыслям полуэльф, - А вам чего, ратники доблестные, возлияния запретили? Лютуют обитатели ставки?
Тиль : С лица повесы не сходила та доброжелательная, доверительная, располагающая полуусмешка, когда он пытался всмотреться в забрало шлема.
Amberpine Footman говорит: - Так война, - хмуро отозвался латник. - Кто твою задницу, полукровка, защитит, если сейчас со всех сторон ринутся орки? Извиняюсь перед гномской мазелью. Пожалел подставлять под мечи и стрелы смазливую харю? Почему сам не в армии?
Тиль говорит: - Ну да, ну да. - усмешка стала ироничной, хотелось сказать "нож булатный да ноги", дерзновенно. Однако Тиль быстро раскинул мозгами, да отвел взгляд от пехотинца: - Я северянин, с Лордеронской земли. Уже разов пятнадцать умереть успел, пока ты только Королю в верности клялся.
Тиль говорит: - Хочешь - верь, хочешь - не верь. Сами теперь воюйте. - бросил он на последок, тронув коня.
Amberpine Footman говорит: - Знаю я вас таких, - продолжал ворчат пехотинец, распалившись. - Лордерон из Альянса не выходил. Мы за вас, за северян, врагу мстим, а вы с бабами на конях катаетесь. Уйди с глаз моих.
Matthew Ackerman говорит: Конюх, жевавший соломинку, без особого интереса поглядел на приезжих. Лошади удостоились более внимательного осмотра.
Тиль резко спешился, зло привязал коня. "Мстит он, кмет несчастный. Ну и курва! - по-эльфски выругался Ясень.
Тиль говорит: - Чего-нибудь должны за коновязь? - безразлично поинтересовался. - Меди немного, на ночь всего тут.
[9. hills] Дана: ролл на неудачу, если у меня выпадет меньше 10, Мэтью показалась знакомой гнедая кобыла
Дана выбрасывает 41 (1-100)
Шэй спрыгнула с кобылы, управилась с привязью, потянулась, разминая плечи.
Matthew Ackerman говорит: - Так оставляйте, - махнул рукой конюх. - С праздничком.
Шэй говорит: - Жаль, что кабака никакого нет, - тихо сообщила Тилю, - и вас, милсдарь, - в голос обратилась к конюшенному.
Тиль говорит: - Прашу пращения перед мазелечкой! * * ... - вертелось в голове у покрасневшего юноши. - Чё?! А, да, кабак...- буркнул он...
Тиль сорвал еще соломинку, прислонился к коновязи. Втянул воздух шумно, осмотрелся. Там, стало быть, грифонов служивые держат... Тут ставка...
Matthew Ackerman кричит: - Эй, ночной! Ты в сортир? Занято там.
Matthew Ackerman кричит: - Да чего ты носишься, как ошпаренный! Присядь в кустики, полегчает.
Matthew Ackerman говорит: - Дивный народ эти эльфы.
Тиль говорит: Небесно-голубой, острый взор полуэльфа скользил по зданию, и наконец приблизился ко входу. - Это еще что. - буркнул он под нос.
Тиль нахмурился, копошась во вчерашних воспоминаниях. Русый. Баба...
Тиль говорит: Парень сладко потянулся, невзначай ткнув гномку рукой: - Вон, у входа, видишь сладкую парочку? - прошипел он, - Как лекарь рассказывал... Один в один, мамой клянусь. Тот чёрт, и капитанша.
Шэй говорит: Покосилась, куда было указано. Сощурилась. - Верю тебе на слово, - наконец шепнула, - отсюда хрен разглядишь.
Тиль попытался с места прислушаться к разговору: слух был не хуже зрения. Сбоку, из рощи, долетали крики празднующих, комарьё подвывало.
Matthew Ackerman говорит: - Облегчился?
Matthew Ackerman говорит: - Эй, ночной!
Шэй говорит: - Я так понимаю, ничего хорошего в том, что они вместе? - обеспокоенно поинтересовалась Шэй, - и эльф этот странный какой-то...
Элларион говорит: - Ну и место.
Matthew Ackerman говорит: *Прислушаться мешал еще и мерный стук: кто-то, скрытый телегой, чинил ось*
Woodsman Drake говорит: - Чего шатаешься тут со своей молью?
Тиль отвернулся к лошади, стянул рюкзак, чехол с луком и колчан.
Woodsman Drake говорит: - К тебе обращаюсь, беловолосый. Оглох?
Элларион говорит: - Вам что-то не нравится?
Woodsman Drake говорит: - Я спрашиваю, чего ты тут шатаешься без дела. Или задумал чего?
Тиль говорит: - Ничего. - буркнул Тиль, снимая с лошади сбрую, - Эльфа мимо, очередной "неверный Синий на мамонте".
Элларион говорит: - Я ищу зверя известного как Арктур.
Woodsman Drake говорит: - Здесь только пес Брехло и вши в бошках у пехотинцев.
Элларион осмотрелся
Woodsman Drake говорит: - Зверя ты тут не найдешь точно, так что проваливай, не мельтеши.
Элларион говорит: - Может ты знаешь о этом звере?
Тиль закончил с лошадью. Медленно, долго возился, не по-Ясеневски.
Woodsman Drake говорит: - Не знаю. И никто не знает.
Тиль говорит: - Ума не приложу пока, чё сделать.
Шэй говорит: - Лысом, - Шэй на секунду улыбнулась, потом снова задумчиво прикусила губу. - Эй, красавчик, ты нормально?
Тиль говорит: - Да мне чё будет... Ну-ка, вроде бы тот мужичок с луженой глоткой...
Тиль вразвалочку подкатил к своей мишени, стараясь не коситься влево.
Woodsman Drake говорит: - Вы еще кто такие? - проворчал плотник. - Ходят тут, потом струмент пропадает.
Тиль говорит: - Здрав будь, уважаемый. Да мы странники, сами-то, с Вальгарда путь держим. Я смотрю, тут кабака не сыскать, так хоть у тебя спросить...
Silverbrook Defender говорит: Из-за телеги показалась лысая голова. Мужчина цепко оглядел Тиля, затем продолжил работу.
Тиль делал между словами паузы, напрягал слух, способный иногда различить очень и очень тихие звуки, навроде мышиного бега в траве.
Bloodmoon Servant говорит: Русоволосый был выбрит, одет в простую, но чистую одежду, которая удивительно ему шла. Таких здоровяков называют не "дамскими любимчиками", в отличие от смазливых полукровок, а ебы... Опустим нелитературное слово. Сейчас он был занят и не смотрел на Тиля и Шэй - увлеченно рассказывал даме какую-то байку. Женщина благосклонно кивала и улыбалась.
Тиль говорит: ... - Тут пойла где достать, да людей послушать? Неужто только у тех костров? - закончил он мысль.
Woodsman Drake говорит: - Пойло у палаток спросите. Послушать - это смотря о чем: если про войну, то вам к пехоте. Если про лес, к лесничим.
Тиль говорит: - Чёткое распределение. - хмыкнул Тиль, вновь стараясь придать лицу привычное выражение. Получалось мало, все силы уходили на то, чтобы незаметно слушать и смотреть боковым зрением на парочку неподалёку. - А лесники-то где? Там же, у костров празднику радуются?
Элларион медленно подошёл к путникам
Woodsman Drake говорит: - Да всюду, - огляделся плотник. Зверем уставился на калдорея: - Опять ты здесь со своей молью?
Элларион говорит: - Чем вам не нравится мой мотыль?
Woodsman Drake говорит: - От холодов спасаемся шерстяным исподним, твоя зараза, небось, все поест, стоит отвернуться.
Тиль медленно качнул головой, передвинул соломинку дальше за щеку: спасибо, дескать. Видно, мужику с дивными и так несладко было.
Woodsman Drake говорит: - Все, что сушится и в сундуках припасено. А может, и с людей начнет объедать.
Элларион говорит: - Ест она токо ягоды.
Woodsman Drake говорит: - Вот иди с ней отседова и корми хоть ягодами, хоть ягодицами.
Тиль говорит: - Пойдем, чтоль, к кострам, светоч. - повернулся Ясень. на последок внимательно, но быстро глянув на лицо женщины.
Alliance Emissary говорит: Женщина в точности походила на ту, что описывал Геллемар. Грудастая, стройная, молодая.
Шэй говорит: - Пойдем, - кивнула Шэй. Чувствовала она себя почему-то довольно неуютно.

Гильдия:
0

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.