У врат в загробный мир

20 октября 2010 21:09

Ethan Bisher постучался в дверь приличия ради, приоткрыв на треть, проскользнул в помещение.
[Ethan Bisher]: кашлянув в кулак, позвал хозяина: Есть тут кто?
[Nick Barkley]: - И поэтому, мисс Уайт, я хочу быть совершенно уверенной... - девушка осеклась, услышав незнакомый голос.
[Nick Barkley]: - К лорду Редвульфу запрещено пускать посетителей, - Вероника уверенно заступила мужчине дорогу.
[Ethan Bisher]: - Простите, мисс, я ищу доктора... эээ, - Итан оглядел девушку с головы до ног, по странному для девушки наряду сообразил, - Вы, должно быть, констебль Баркли?
[Nick Barkley]: - Констебль-детектив Баркли, королевский сыск, - сдержанно представилась девушка. Слова прозвучали с оттенком гордости за доверенное ей дело. - Доктор Тернер наверху, в своем кабинете.
[Ethan Bisher]: не спеша представляться, человек продолжил "допрос": - Кто это такой? - указал на перебинтованого человека, - Видимо, знатная личность, если его охраняет аж целый детектив-констебль? - с ноткой сарказма произнес черноволосый незнакомец.
[Nick Barkley]: - Сэр, если вы из газеты или с праздным интересом, я прошу вас покинуть помещение. Если к доктору, проходите наверх, - вежливо, но твердо отрезала девушка.
Northgate Citizen, разбитый, перевязанный свежими бинтами, лежал на кровати, запрокинув голову. Все его тело - это один ожог, и он был ужасен. Помощники Тернера скрыли самые чудовищные раны особым плотным материалом, под которыми копошились трупные личинки, друзья врачей, поедающие мертвые ткани. Выглядело это отвратительно.
[Ethan Bisher]: - Хорошо... хорошо... - не внятно промолвил, будто про себя, человек, - Разрешите представится. Специальный констебль Итан Бишер из Гилнеаса. Ваш коллега.
[Nick Barkley]: - Я могу взглянуть на ваш жетон, специальный констебль? - тон мисс Баркли ничуть не изменился. У нее были четкие инструкции касательно таких случаев.
[Ethan Bisher]: - Прошу, - Итан достал из внутреннего кармана жилета жетон и протянул девушке, - Видите?
[Nick Barkley]: вытянулась во весь небольшой рост. - Прошу прощения, сэр, правила есть правила.
Nick Barkley отдает честь Ethan Bisher.
[Ethan Bisher]: - Что, даже не посмотрите по-ближе? Ладно, спишем это на молодость и на женскую рассеянность. Я, полагаю, это тот самый Редвульф? - сразу же поменял тему разговора.
[Nick Barkley]: мысленно обругала себя: действительно, стоило как следует осмотреть жетон. Случаи подделки были редки и карались страшно, но вдруг?.. - Так точно, сэр. Лорд Иеремия Редвульф; я дежурю у его постели по приказу майора Миллса, в надежде, что раненый даст показания. Однако за все время он ни разу не приходил в себя, сэр.
[Ethan Bisher]: - Ужасное зрелище, - мужчина, взяв платок и прикрыв ним нос, подошел к раненому и брезгливо осмотрел его.
[Nick Barkley]: ограничилась кивком. По измученному лицу мисс Баркли было понятно, что дежурство ей в тягость. Кому легко наблюдать за медленной и страшной смертью?
Northgate Citizen: Недавно закончился один из приступов, и Иеремия был неподвижен. Несколько часов тревожных снов, пока в крови циркулирует наркотик, после которых все началось бы сначала.
[Ethan Bisher]: - Что говорит доктор Тернер? Есть надежда на то, что жертва сможет дать показания?
[Nick Barkley]: - Надежды почти нет, сэр. Если уменьшить дозу лекарства, лорд Редвульф теряет сознание от боли, если поддерживать предписанную доктором дозу, он остается в беспамятстве.
[Ethan Bisher]: - Очень жаль. Жаль, что мы можем остаться без информации, которая пролила бы свет на происходящее, - цинично произнес Бишер, - Констебль, не подскажете, где я могу найти доктора Тернера. День, пролведенный в ратуше за кипой пыльных книг, не пошел мне на пользу. Ох уж эта аллергия, чихнул, будто подтверждая свое состояние.
[Nick Barkley]: - Доктор в своем кабинете, сэр. Этажом выше, - констебль Баркли указала на лестницу.
[Ethan Bisher]: - Если что-то станет известно, или пострадавший придет в сознание, сразу же сообщите майору Миллзу, не забыв о старшем коллеге, - слово "старшем", он произнес с повышенной интонацией, намекая на статус меж собеседниками.
[Nick Barkley]: - Слушаюсь, сэр! - детектив отозвалась с готовностью, свойственной новичкам.
[Ethan Bisher]: - Бодрого дежурства, констебль, - Итан кивнул молодой девушке и прошел на верх к доктору.
[Ethan Bisher]: - Вечер добрый, доктор Тернер. Позвольте представиться, специальный констебль Бишер. Недавно прибыл из Столицы.
John Turner: Доктор поднял голову; он заполнял какую-то форму, левой рукой поглаживая кота. Блеснули очки, эскулап подслеповато сощурился и, встав, протянул руку. - Здравствуйте, констебль. Вы по делу юного Редвульфа?
[Ethan Bisher]: - Не совсем, я по личному делу. Понимаете, меня всю жизнь достает этот проклятый недуг. Аллергия на пыль, если вы понимаете о чем я.
[Ethan Bisher]: - К сожалению, мои лекарства, привезенные из столицы, странным образом исчезли. Я, конечно, не думаю, что у вас тут достаточно медпрепаратов, как в той же столице, но надеюсь, и буду очень признателен, если вы окажете мне помощь.
John Turner сочувственно покивал. - Большинство людей, которых якобы мучает аллергия на кошек, на самом деле восприимчивы к пыли. У вас сохранился рецепт, выписанный вашим прежним врачом?
[Ethan Bisher]: - Безусловно, где же он? - Итан стал рыться в внутреннем кармане жилетки, найдя нужное, протянул Тернеру бумажку с каракулями, свойственными для врачебных рецептов.
John Turner покачал головой, осуждая чистописание коллеги. Еще сильнее сощурился: видно, даже в очках его подводило зрение. - Это у нас есть.
John Turner: - Извольте... - Доктор снял с пояса ключ, чтобы отпереть секретер. Позвенел склянками, подолгу читая надписи, наконец протянул детективу искомое.
[Ethan Bisher]: - Весьма благодарен, доктор Тернер, - живо спрятал зелье в карман штанов, - На сколько я вам благодарен? - мол намекая на оплату услуги.
Vivian сплюнул у порога, прежде чем войти. С каждым днем он просыпается все позже, а напивается все самоотверженнее. Почесывая заднюю поверхность бедра (отчего его мантия подзадралась), переступил порожек. Проморгавшись, уставился на силует в мужском наряде.
John Turner назвал цену, довольно низкую по столичным меркам, но не настолько мизерную, чтобы это можно было принять за заискивание перед констеблем.
Ethan Bisher молча положил монеты на стол и спустился вниз.
[Nick Barkley]: - Господин Редвульф... святой отец Редвульф? - спросила фигура, почтительно наклонив голову. Веронику предупредили о том, каков брат раненого лорда.
[Ethan Bisher]: - Падре? - косым взглядом поглядел на святошу.
Vivian щелкнул пальцами в сторону Бишера, не глядя на него, пробормотал благословение: его сейчас занимала фигурка в алькове его брата, которая, не смотря на внешний вид, говорила удивительно тонко. "Так и есть, дочь моя?" - полувопросительно согласился мальчик.
[Nick Barkley]: - Констебль-детектив Баркли, нахожусь здесь по распоряжению майора Миллса, - отчеканила девушка. - Вы - единственный посетитель, которого велено допускать к постели лорда Редвульфа.
Ethan Bisher: Констебль не стал донимать священника. "Хватит на сегодня допросов, и так устал" подумал про себя Итан и прошел к выходу.
[Vivian]: "А я уже почти было спутал вас с кладезем добродетели, малыш. Уже был готов приникнуть к вам, как заповедано отцами", - простонал Вивьям, продираясь через крутившие его винные вихри.
[Nick Barkley]: Вероника выслушала это с каменным лицом. Самообладание - важное качество для детектива, это она хорошо усвоила. - К сожалению, святой отец, утешительных новостей нет. Ваш брат по-прежнему очень плох.

0

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.