Тени Нортгейта

26 октября 2010 23:19

Reash : Стройная девушка в рабочей одежде и сухой глиной на сапогах показалась в трактире. Накрывая лицо широкой бесформенной шляпой, уворачиваясь от отодвигаемых стульев, размахивающих руками посетителей и любопытных взглядов, мелкими шагами, кое-где вполоборота, она добралась до стойки и, стараясь не задеть собой почтенных господ, грузно звякнула медяшками с трудноразличимым от грязи профилями короля.
Reash говорит: "Самого дешевого".
Henry Lance неодобрительно скривился, но заказ выполнил. Сгреб со стойки деньги, уплаченные полукровкой, и тщательно их пересчитал.
Reash выхватила у Генри бутылку еще до того, как та коснулась донцем стола, замахнулась, чтобы отбить горлышко ударом, но вовремя заметила, что пробка у той уже была послаблена. Сбила ногтем, запрокинула в себя, оглядывая зал и почесывая обращенную к Лансу половину лица по одной и той же траектории. Мизинцем.
Henry Lance говорит: - Насчет работенки... - задумался Ланс. - У вас, мисс, пальчики ловкие, в тот раз чечевицу перебрали на славу. Если не побоитесь со мной спуститься, - тут бывший каторжник обаятельно улыбнулся и подмигнул ближайшему завсегдатаю, - покажу, за что еще можете получить пару шиллингов.
Reash ударила бутылкой по стойке, выплеснув немного жидкости себе на пальцы и на дерево. Удерживая шляпу, прорычала: "И не только пальчики у меня натружены, Генри. Лишь бы чечевица не слишком мелкая попалась", и про себя добавила *ублюдочный шеедав, за такое пером по горлу*. Она обошла стойку.
Henry Lance говорит: - Подмените-ка меня, мисс Лин, - с этими словами трактирщик ушел на кухню, где был ход в погреба.
Reash спустилась следом. Остановилась у нижней ступеньки, скрестила руки. Хмуро: "Передай своим господам. Сделка отменяется. Пусть в эту пятницу никого не посылают". Она чувствовала, что ей следовало хотя бы оглядеть это место сначала... но подходить ближе к вооруженному отсидельцу не собиралась.
Henry Lance сунул большие пальцы за пояс, так, что правая рука оказалась в опасной близости с кухонным ножом. Причин для недоверия не было - кроме одной: личности его собеседницы. - Почему сорвалось? - коротко спросил Ланс. - Кто-то сидит на хвосте?
Reash же была вооружена: ее оружие - это ноги и пронзительная напряженного вот-вот, при следующем шорохе готового упорхнуть голубя: "На одного из наших напали. Думаем, кепки, - девушка помялась, размышляя, стоит ли говорить о пропавшей бумаге. Реакция могла быть чреватой, - думаем, пещеру вскрыли".
Henry Lance говорит: - Это как? - насторожился Ланс. - Выкладывай все, что знаешь.
Reash говорит: "Не слышал, как почикали военного недавно? Так он за нами был, - перебарывая естественные для такого места и компании опасения, *шляпа* перевалилась через перильца, чтобы, понизив голос, оставаться слышной для своего собеседника. - Пронюхали. Ищем другие крыши. Пусть лорды не потеют, большее - неделя. Все?" - девушка решила не уточнять, за кем именно *за нами* был тот военный.
Henry Lance говорит: - Патрульные, что его нашли, весь вечер не просыхали, - проворчал Ланс. - Это вы его так расписали? И на черта? Я бы передал, кому надо, разобрались бы. Теперь весь город гудит, как улей.
Reash зашептала громче, но сбиваясь, словно не до конца была уверена в том, что говорит: "Мы. Урок кепочникам и жиротрясам. Это не их город! Пусть валят, откуда пожаловали!"
Henry Lance помрачнел. - Не рвитесь с цепи, покуда ее не снимут. Еще рано. Поберегись, Риш, будешь умницей - заживешь, как баронесса, когда все закончится.
Henry Lance говорит: - У лордов глубокий карман и щедрая рука. А сглупишь, ляжешь рядом с военным, и хорошо, если одна. Опасные игры.
Reash резко распрямилась, ее шляпа приподнялась от движения, обнажая для Ланса синие сощурившиеся глаза и жестокое выражение лица: "Заткнись, удавник, в отличие от тебя, мы свой зад лордам за теплые места не подставляем. И не смей сравнивать меня с нажаренными псицами или рискуешь не проснуться утром!" Риш взмахнула кулаком, но, испугавшись, что так смогла привлечь лишнее внимания или вынудить Ланса на агрессию, боязливо отступила.
Henry Lance только ухмыльнулся, не изменившись в лице. - Не кусай руку, которая тебя кормит, - миролюбиво сказал он. - И сама придумывай, как переброситься словом наедине, если мои отговорки тебе не по нраву. Неделя, значит? Так лордам и передам.
Reash говорит: "Если та же рука с сырыми крошками приносит и удары, мы готовы отгрызть ее, как только дотянемся. Бывай. И начни уже нормально питаться, а то вкус твоей мочи, который ты разливаешься по бутылкам и продаешь как пиво, становится невыносим", - возвращая шляпку на место, Риш прыгала по ступенькам наверх, ни разу не вспомнив об отговорках. Под щедрые аплодисменты господ-посетителей.
Henry Lance говорит: - Не выживет, - сокрушенно буркнул себе под нос Ланс. Риш в чем-то нравилась ему, напоминала о лихой юности, но такие вот - независимые, безрассудные - редко доживают до того положения, которое обеспечил себе он, почтенный трактирщик с теневой жизнью.

0

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.