Похищенные записи епископа Бэрбоуна

29 октября 2010 20:44

Northgate Military говорит: оглянулся всего один раз - у самого входа. Даже не подумал сбежать, негодяй...
Northgate Military говорит: Мортимер остановился, заприметив ту самую леди, ради которой ему так и не удалось погеройствовать. Пропустив Джерарда, спрятал глаза. Ему было стыдно.
Katrina Turner побелела, как мел, когда увидела Джерарда целым и невредимым. Но у нее еще оставалась надежда. - Вы привели его извиниться и заявить. что он отказывается от гнусных намерений? - тонким дрожащим голосом вопросила мисс Тернер.
Джерард огляделся. - Полагаю, мисс, коридор - не самое лучшее место для публичных извинений. Не желаете ли пройти в общий зал?
Northgate Military говорит: "Он сам пришел", - буркнул Мортимер. "Он ищет вашего прощения..." Какой позор!
Katrina Turner говорит: - Не стоит публичных, - пролепетала Катрина, кутаясь в плащ. - Дело ведь очень деликатное, не так ли, господа? Мне достаточно будет знать, что вы не поставите меня в неприятное положение... господин Ларднер, - помедлив, она решила обратиться к егерю по имени.
Джерард перестал осматривать стены с видом бывалого плотника. Перевел взгляд на девушку; выражение лица у егеря внезапно сделалось крайне неприятным.
Джерард говорит: - Ну нет. Как же так, мисс Тернер. Ведь я вас оскорбил, а этот позор возможно смыть только публичным извинением, как того желал вот этот офицер. С удовольствием перед вами извинюсь, раз вам так этого хотелось, что вы аж изволили за мной послать. Ну же, не робейте.
Northgate Military говорит: "Мисс Тернер сама в праве решать, в каком виде принимать у вас извинения, - оживился лейтенант. О, Свет, пусть он хоть сейчас заупрямится! - И *если* ей угодна приватность, вы произнесете слова, подобающие джентльмену, приватно. Мисс Тернер, я останусь снаружи. Я буду недалеко", - пообещал напоследок, выбираясь обратно.
Эллис откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. "Кажется, снаружи доносятся голоса". - Девушка встала и направилась к выходу из таверны.
Katrina Turner была близка к панике и уже не пыталась гипнотизировать мужчин загадочным взглядом: ее глаза бегали, как у мелкой воровки. - Моя репутация может пострадать, - всхлипнула мисс Тернер. - Послушайте, - с неожиданным запалом заговорила она, - лейтенант вообще собирался убить вас, я отговорила его, что же вы неблагодарный такой!.. Оставьте меня и забудьте всю эту историю!
Джерард говорит: - А о моей репутации вы, конечно, не думаете, - утвердительно произнес Джерард. - Вам все равно, что обо мне подумают, заметив в сопровождении офицера с рапирой наголо, да еще в такой час ночи.
Katrina Turner говорит: - Подумают, что вы друг лейтенанта, - торопливо ответила девушка. - Вы тихонечко извинитесь, да просто сделайте вид, - она покосилась на дверь, не замечая постороннюю особу за своей спиной, - и лейтенант в знак примирения угостит вас выпивкой. Все егеря любят выпить.
Джерард бросил короткий взгляд на появившуюся в коридоре девушку. Двинул желваками на скулах.
Джерард говорит: - Мисс Тернер, вы напоминаете мне человека, который решил, что у него хватит удали перепрыгнуть трясину. Так вот, вы не перепрыгнули.
Эллис говорит: - Господа, простите, что вмешиваюсь, но вы так громко говорите, что... мне кажется, что весь Нортгейт в курсе вашей драмы.
Джерард говорит: - Но пока что еще достаточно близко от берега, чтобы ухватится за что-нибудь. Будьте благоразумны и последуйте моему совету. Это все.
Katrina Turner резко развернулась, прижалась к стене. - Кажется, мы мешаем вам пройти, сударыня, - к докторской дочери вернулся апломб. - Прошу прощения. Теперь дорога свободна. А вы... - она метнула взгляд на Джерарда, - вы не знаете всего. Я погублю себя, если сделаю это.
Эллис говорит: - Нет, что вы, вы вовсе мне не мешаете, просто сообщила очевидный факт, что у стен есть уши. Не кричите так. - актриса мило улыбнулась и вышла.
Джерард говорит: - Мы не кричим, сударыня. Если горячник слишком сильно обострил ваш слух, то завязывайте с дурманом. - посоветовали блондинке вслед. А вы, - это уже было адресовано Катрине, - запомните; я не позволю вам утянуть меня в трясину за компанию. Еще одна провокация и полиция узнает обо всем гораздо раньше, чем вы сами соберетесь это сделать. Мы поняли друг друга, мисс?
Katrina Turner говорит: - Моя судьба в ваших руках, - совершенно искренне простонала Катрина, моргая увлажнившимися ресницами. - Я не могу обратиться в полицию. Я... У меня записи епископа о полуволках! - страстным шепотом созналась она. - Я взяла их без спросу, зная, что они будут уничтожены, ведь в Гилнеасе нет никаких чудовищ - так кричат королевские глашатаи!..
Джерард говорит: - Ни разу не слышал о том, чтобы за какие-то записи сажали в тюрьму.
Katrina Turner говорит: - Если вы правда верите к это, - сквозь слезы усмехнулась Катрина, - возьмите их! Возьмите и отнесите властям! Пусть пропадают они, а не моя жизнь... - барышня торопливо вынула из-под полы плаща свернутые в трубку бумаги и принялась чуть ли не силой совать их егерю в руку.
Джерард отшатнулся от девушки как от прокаженной. - Прекратите истерику, мисс, пока я не позвал стражу. Не надо меня впутывать в то, во что сами впутались. Если вы не ребенок, а взрослый человек, - пойдете и расскажете все сами. И хватит, я устал вас уговаривать.
Katrina Turner говорит: - Лейтенант Мортимер! - повысила голос мисс Тернер, хлюпнув покрасневшим носиком. - Войдите, будьте добры!
Katrina Turner говорит: - Вы не вполне гражданский, но не из полиции, вы честный и смелый человек. Возьмите это, - теперь уже Мортимер стал жертвой Катрининых попыток избавиться от свитка, - и поступайте по своему разумению. Это то, что заставило господина Ларднера усомниться во мне, а меня - испугаться его излишней честности и просить о защите. Никто ни в чем не виноват. Все это злая судьба: карты всегда предрекали мне трагическую кончину!
Northgate Military говорит: Притушив самокрутку о косяк, Эдмунд заступил внутрь. Все складывалось так, что против своей воли он снова вступал в авантюру... Как в розовощекой и голошпажной юности! Обходя егеря, протянул руки к даме, готовый принять бумаги. "Это... письма?" - деликатно осведомился.
Katrina Turner говорит: - Это записи покойного епископа Бэрбоуна, - освободив руки, мисс Тернер тут же принялась вытирать слезы платком. - Он исследовал исчезновения людей в лесах к востоку от Нортгейта: думаю, близость к истине и убила его. Но знайте, лейтенант, принято считать, что в королевстве чудовищ нет. Не позвольте этому документу погибнуть!
Katrina Turner говорит: - И, - неожиданно осмелела Катрина; видимо, кокетство и страсть к загадочному не совсем убили в ней искренность, - да, я украла эти записи из кабинета епископа, узнав о его смерти. Если считаете меня виновной, доносите.
Northgate Military говорит: "Я лично знаком со многими чудовищами, мисс Тернер, - кивал Мортимер, затыкая свертки за пояс. Поднял бровь, усмехаясь. - Виновной? Если на этих страницах есть что-то, что могло бы помочь следствию, единственная ваша вина в том, что вместо королевской службы вы сперва обратились, - тут Мортимер взглянул на егерьские подтяжки, - к людям, которые не готовы к ответственности. Будьте спокойны".
Джерард говорит: - Лично мне известно только одно чудовище, - угрюмо заметил егерь. - Человек. То, на что он способен, не под силу никакому зверю. И да. К ответственности за смерти людей в случае моей неудачи, я не готов. Если мое присутствие более не требуется, позвольте удалиться.
Katrina Turner говорит: - Я не верю полиции, - воскликнула мисс Тернер, страшно огорченная тем, что и лейтенант заговорил о помощи следствию. Считая бумаги безвозвратно потерянными, юная сумасбродка закрыла лицо руками и выбежала из трактира.
Northgate Military говорит: "Если мисс Тернер приняла ваши извинения, то мы можете..." - Мортимер проводил убегающую девушку недоуменным взглядом. Пожав плечами, не закончив фразу и не попрощавшись - отправился к стойке. Сегодня он займется залечиванием своих ран. Бумагами он займется завтра.
Джерард так же молча ушел.

0

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.