Определенно не джентльмен

7 ноября 2010 20:00

Robert войдя в помещение, снял шляпу и внимательно осмотрелся.
Mike Stroud говорит: - Доброго всем вечера, господа, - Страуд чуть поклонился куда-то в воздух и проследовал к стойке. Шагал он, расправив плечи и втянув намечавшийся живот.
Nick Barkley говорит: - Спасибо, миссис Вилловер, - детектив положила блокнот на место и оглянулась через плечо.
Mike Stroud заплатил Генри за кружку горячего чая и, поглядывая по сторонам, начал медленно смаковать его.
Robert говорит: - Чай, - выложил на стойку пару монет, ещё пару секунд назад находящихся в кармане. Сделав заказ, принялся постукивать пальцами по стойке.
Claude наконец-то допил "напиток" и поставил стакан на стол. Ломота в теле постепенно отступала.
Mike Stroud говорит: - Как дела? - не слишком волнуясь об ответе, Майк обратился к парню слева, сделавшему тот же заказ, что и он.
Robert скользнул взглядом по парню справа, задавшего ему вопрос. Взвесив все "за" и "против", решил ответить.
Claude подумал, что надо бы заказать чего покрепче.
Robert говорит: - Ничего так.
Claude говорит: - Будьте добры, плесните чего-нибудь покрепче воды, - с улыбкой вновь обратился к Лансу.
Robert взяв со стойки кружку, вдохнул аромат чая и сделал большой глоток.
Mike Stroud говорит: - Именно, - кивнул сабверсив, - отличный вечер намечается. Ты в этом городе давно?
Nick Barkley говорит: - Господин как-вас-там, - у мисс Баркли была инструкция как можно хуже обращаться с Робертом на людях, что детектив скрупулезно и выполнила. -
Nick Barkley говорит: Констебль Баркли, королевский сыск. Хочу задать вам несколько вопросов о ваших дерзких речах в отношении власти.
Robert говорит: - Не слишком, - качнул головой. - У меня тут отец помер, и я переехал сюда... - лениво повернулся назад и скользнул по девушке-констеблю взглядом.
Mike Stroud оглянулся на голос и немного спохватился - девчонка, судя по всему, была из местных чиновников.
Claude благодарственно принял бокал с "чем-нибудь-покрепче" и принялся потягивать напиток, разбираясь в его вкусе.
Robert говорит: - Добрый вечер, мисс Баркли, - натянул на губы неискреннюю улыбку. - Я не расслышал: о чем вы там хотите со мной поговорить?
Mike Stroud говорит: - Сожалею, - дежурно поддержал собеседника Страуд и поспешил спросить то, что его интересовало, - не знаешь, как попасть в здание городской ратуши? Я правильно думаю, что кого-попало туда не пустят?
Nick Barkley говорит: - О ваших необдуманных обвинениях в адрес короны, сэр. Извольте следовать за мной, - ледяным тоном произнесла детектив и, развернувшись на каблуках, направилась к выходу из паба.
Robert говорит: - Я слышал, что пускают почти всех, - мимоходом отметил человек. - Ох, прошу прощения, мне, видимо, нужно идти.
Claude говорит: - Везде эти доносы, шпионаж... - протянул Клод недовольно.
Robert с сожалением оглянулся в сторону стойки, где осталась кружка с его чаем.
Nick Barkley говорит: - Сэр, - оказавшись наедине с капитаном, констебль понизила голос. - Недавно вы говорили с лейтенантом Мортимером. Он у вас на подозрении?
Robert говорит: - Можно сказать и так, - тоже понизил голос. - Вам ведь известно, кто я и зачем я здесь?
Mike Stroud говорит: - Серьезная дамочка, - проводил взглядом констебля Майк, - не повезло тому парню, видимо.
Claude говорит: - В столице хуже бывает. Не говорят ни слова, просто забирают с собой. Ох... - поставил бокал на стойку, - Я приехал сюда, думая, что смогу просто
Claude говорит: расслабиться. Видимо, мои надежды не оправдались.
Mike Stroud говорит: - В столице и жизнь другая, зачем же сравнивать. Без слов забирают только _самых опасных_, - эти слова скаут выделил особой насмешливой интонацией, - как тот же пресловутый Кроули.
Mike Stroud говорит: - Этот парень на революционера вроде не похож. Хотя кто знает, как эти ребята выглядят.
Claude говорит: - Ну да, ну да... - снова взяв бокал, - Зачастую волк теряется в стаде овец, и его вычисляют слишком поздно.
Mike Stroud говорит: - Слишком поздно? Думаешь, это самое "слишком поздно" когда-нибудь наступит? - заинтересовался Страуд, - их слишком мало, чтобы добиться хотя бы мелочей.
Nick Barkley говорит: - Так точно, сэр, я проинструктирована в отношении вашей миссии, - наклонила голову детектив, кидая по сторонам взгляды. Их не должны были увидеть или, тем более, услышать. - Лейтенант Мортимер не уберег важные для следствия улики. Неизвестно, была это случайность или умысел,
Nick Barkley говорит: однако майор Миллс хочет, чтобы вы особенно тщательно проследили за тем, что он предпримет.
Claude говорит: - Я не только про приспешников этого Кроули, - мужчина пожал плечами, - Весь Нортгейт, я думаю, потрясен убийствами.
Mike Stroud говорит: - Все эти слухи, особенно про дикого зверя, только на руку каждому, кто хочет изменений. Жаль, что многие так и не научились различать слухи и настоящие знания.
Robert говорит: - Я уже занимаюсь им, но если майор хочет, чтобы я проявил больше усердия - пожалуйста, - нахмурился. - Но мне нужна помощь, мисс Баркли. Мне не стоит ходить в полицейское управление самому, это может вызвать подозрения. Мне нужно, чтобы вы взяли там для меня личное дело лейтенанта Мортимера.
Claude говорит: - Честно говоря, я не слышал про "зверя". Просто слишком уж массово происходят убийства. Не думаете? Мы как будто в центре мясорубки, а лезвия подбираются все ближе.
Robert говорит: - Или кто-то другой, это не принципиально. Лично мне в руки либо в почтовый ящик дома, где я сейчас живу. Лучше, конечно, в руки. Это надежнее.
Mike Stroud говорит: - Ничего удивительного. Или вы ожидали, что Стена спасет нас от грехов и устроит здесь что-то вроде рая? Я думаю, что все эти убийства - всего лишь от скуки. И попытка замаскировать следы убийства под зверье это только доказывает.
Claude говорит: - Тогда мы имеем дело с кем-то молодым. Проживающие здесь долгое время люди вряд ли скучают так уж сильно, а вот кто-нибудь из молодых мог решить и позабавиться.
Mike Stroud говорит: - Может быть, - Страуд согласно кивнул, - вероятнее всего, что это кто-то из городских гостей и новоприбывших.
Nick Barkley говорит: - Хорошо, сэр. Дело вам передаст агент под видом мальчишки-разносчика, - ответила мисс Баркли. - Если вам станет известно, где находятся
Nick Barkley говорит: разыскиваемые улики, а именно - записи епископа Бэрбоуна, будьте любезны сообщить сыску. На этом у меня все, сэр. Вы можете сказать им, - Вероника мотнула подбородком в сторону питейного зала, - что полиция предупредила вас касательно дерзких речей. Или даже оштрафовала.
Mike Stroud говорит: - Но...
Claude говорит: - Но?
Mike Stroud говорит: - С другой стороны, не только мы может так думать. Убийца вряд ли дурак и знал бы, что в первую очередь подозрения падут на гостей. Для него это всё - дополнительная маскировка.
Robert говорит: кивнул. - Хорошо. Раз все, то до встречи, - повернулся и зашагал назад, к стойке.
Claude говорит: - Думаете, кто-то из местных? Что же, вполне возможно... - задумчиво протянул и допил напиток.
Robert говорит: - Вот черти, - тремя большими глотками выпил почти остывший чай. - Везде треклятые доносчики...
Claude скосился на жалующегося.
Mike Stroud говорит: - Думаю, что все наши предположения могут быть и верными, и ошибочными, - кисло улыбнулся скаут, - я мало что понимаю в расследованиях убийств, поэтому и не лезу в эти дела дальше болтовни в таверне.
Robert говорит: - Генри, ещё чаю! - на стойку легла ещё пара шиллингов.
Claude говорит: - И, думаю, лезть не стоит. Пусть этим занимаются те люди, которые должны этим заниматься.
Mike Stroud говорит: - Доносчики? - Страуд обернулся, - из-за них эта "кокетка" так хотела с вами поговорить?
Robert говорит: - Не иначе, - хотел было сплюнуть, но передумал. - Сказал я плохо о короле - и что с того?! И я не просто так это сказал. У меня есть причины.
Robert сделал слишком большой глоток и поперхнулся.
Robert говорит: - Ещё и денег содрала, штраф вроде как.
Claude говорит: - Что толку трепаться о короне? - заметил Клод, - Наша болтовня ни на что не повлияет, так что можно и помолчать, чем разевать лишний раз рот.
Mike Stroud говорит: - Если не секрет, что ж такого ужасного можно сказать про Седогрива, что из-за этого могут и донести? - поднял брови Страуд, - умоляю, предупредите заранее, чтобы и меня не штрафанули, - Майк попытался перевести всё в шутку.
Robert говорит: - Да что угодно. Скажите, что вам не понравился король - да-да, скажите это прямо сейчас - и вас услышит либо какой-нибудь полицейский, либо законопослушный гражданин, который с удовольствием доложит о распространении революционных настроений...
Эллис говорит: - Скажем, то, что Его Величество губит страну, - раздался женский голос откуда-то из-за спин говорящих мужчин.
Robert ещё раз хлебнул чаю. На этот раз он был осторожнее и пил глотками чуть поменьше.
Claude повернул голову назад и кивнул девушке.
Robert говорит: повернулся. - Мисс, не боитесь быть арестованной? - фыркнул.
Mike Stroud говорит: - О, не нужно так, - скаут покачал головой, - господин король многое сделал для этой страны.
Robert говорит: - Ну да, король действительно сделал много для этой страны. И хорошего, и плохого.
Mike Stroud говорит: - Все проблемы не только во властях, но и в нас самих, в обычном народе. Мы сами закрываем на всё глаза, - Страуд вновь спохватился и добавил, - если, конечно, какие-нибудь проблемы бы были.
Эллис говорит: - Простите, что помешала вашей беседе. Добрый вечер, Генри, - сказала Эллис Бричстоун подходя к стойке. - Я много чего боюсь, сэр, но уж ареста... в меньшей степени.
Mike Stroud говорит: - Думаете, арест - это игра?
Эллис провела пальцем по подбородку, словно раздумывая над тем, что сказать, и ответила:
Эллис говорит: - Отнюдь, но... - актриса пожала плечами. - Смешно, когда человека арестовывают за то, что он говорит правду, а не... не захлебывается слюной в целях доказать свою верность короне.
Claude говорит: - Слышали такое: сладкая ложь лучше, чем горькая правда? - невесло улыбнувшись, спросил у дамы.
Robert говорит: - Мисс, если вы сейчас не измените свою манеру поведения, с вами тоже решат провести воспитательную беседу. Так что лучше помалкивайте и пейте чай: здесь он вкусный.
Mike Stroud говорит: - Да ладно вам. Вы же понимаете, что правда у каждого своя, - откинулся на спинку стула Страуд, - все разговоры о правде бесполезны.
Claude кивнул, соглашаясь с парнем.
Mike Stroud говорит: - Думаю, это всё заблуждения. Вот матушка моя, знаете, где правду ищет? У Света просит.
Robert говорит: - Хорошие слова. Правда действительно у всех своя.
Эллис говорит: - Слышала. Могу сказать, что я предпочитаю правду, какой бы горькой она не была. Правда, конечно, у каждого своя, но это вовсе не отменяет существование общей правды. А у Света просить... Вовсе не самый плохой способ.
Mike Stroud говорит: - Все разговоры о ней - трата времени впустую. Чем мы уже и занимаемся десяток лет, - продолжил идею Майк, - но пока мы говорим о правде, ничего не меняется.
Claude говорит: - А так ли мы хотим перемен?
Mike Stroud говорит: - Не хочу показаться заговорщиком каким-нибудь, но как не было справедливости, так и не будет, пока мы просто говорим о правде, - Майк обернулся, - мы мечтаем о переменах, но не хотим их.
Robert бросил короткий взгляд на Майка.
Эллис говорит: - Не меняется, потому что ничего не делаем, а не делеам, потому что почти все боятся.
Mike Stroud говорит: - Желание стабильности - вовсе не страх, дорогая, - не согласился скаут, - для кого даже все эти убийства - мелочи, пока дело их самих не касается.
Claude говорит: - Просто кое-кто слишком ленив, - мужчина кивнул Лансу и направился к выходу.
Эллис откинула с лица непослушную прядь.
Mike Stroud говорит: - Так что вывод из всего можно сделать такой: кто-то боится, а остальные - эгоисты.
Эллис говорит: - Стабильность и застой разные вещи. Они очень похожи, но приводят к разным результатам.
Mike Stroud говорит: - И каким же? Разница между стабильность и застоей - та же, что между мечтами или сном и явью.
Эллис говорит: А на счет "кто-то боится, а остальные - эгоисты", полностью с вами согласна.
Robert говорит: - Вы многовато говорите для женщины, - мимоходно заметил Роберт.
Robert допил чай, не сводя проницательного взгляда с Эллис.
Эллис | Бричстоун пожала плечами:
Claude вернулся обратно в таверну, чуть подышав перед этим свежим воздухом.
Эллис говорит: - Театральный люд привык говорить то, что думает. И чаще всего много, когда надеется что-нибудь изменить, но, к сожалению, в данной ситуации даже театр бессилен.
Mike Stroud говорит: - Но это всего лишь слова. И актеры больше других знают, что слова и роли не несут в себе ничего, кроме самих себя.
Robert говорит: - В Нортгейте нет театра. Что вы в таком случае здесь делаете?
Mike Stroud говорит: - Для того, чтобы оставаться в роли, кому-то совсем не нужен театр, - Майк сперва произнес эту фразу, а только затем подумал о её двусмысленности.
Эллис говорит: - Актеры, сэр, знают лучше других то, что за словами и образами стоит многое. Что? зависит от пьесы. А что здесь делаю я... Как вам сказать..?
Эллис говорит: Отдыхаю от историй о том, как я привязала мужа к стулу и накормила беладонной.
Robert говорит: - Есть и такое, - кивнул, подумав о своем положении: фраза Майка была как раз про него.
Mike Stroud говорит: - И многое вы изменили своими словами или сыгранными ролями?
Эллис | Актриса гордо тряхнула головой и с едва заметной улыбкой ответила:
Claude говорит: - Я иногда вообще не понимаю, в чем суть театра. Зачем он нужен? Просто способ заработка.
Claude говорит: - Извините, если я вас задел, - глянул на актрису.
Эллис говорит: - Я изменила взгляды многих людей на жизнь сэр, но жизнь, на честь, на любовь, верность и дружбу своими образами и ролями.
Эллис говорит: на*
Mike Stroud улыбнулся соседу и, пользуясь тем, что девушка не видит выражения его лица, наигранно закатил глаза
Robert говорит: - Да-да, - скучающе сказал Роберт. - Вы изменили тысячи людей в лучшую сторону.
Mike Stroud говорит: - Буду только рад, если это действительно правда, - лицо скаута снова приняло серьезное выражение, - но, вспоминая предыдущий разговор, это - ваша правда.
Robert говорит: - Мы так и знали.
Claude положил руки, облаченные в черные тонкие кожаные перчатки, на стол и принялся неспешно выстукивать ритм.
Эллис говорит: - Я не обиделась, мистер. Театр это форма искусства. Если, конечно, актеры талантливы и пьесса написана талантливым драматургом, коих в Гилнеасе уже не осталось. А также, способ изменить людей или показать им действительность. Вы в курсе, что большинство классических произведений Король запретил к постановке?
Claude говорит: - Я давно не был в театре, - пожал плечами Клод, - Так что не в курсе.
Craig говорит: Маг притопал в таверну - ибо гулять и мучить себя бесполезными размышлениями ему надоело. Да и в животе знатный рокотунчик завелся. Тело требовало закуски, а душа - выпивки. - О, людненько, смотри-ка...
Robert говорит: - Вы так много говорите сейчас о короле, мисс актриса, что о вас тут как о заговорщике думать скоро начнут.
Mike Stroud говорит: - То же самое, - кивнул Страуд, - и в театре я не бывал, да и особо начитанным себя не назову.
Эллис говорит: - И газеты вы тоже давно не читали? - слегка приподняла брови Бричстоун.
Mike Stroud говорит: - Разве в газетах пишут что-то интересное?
Claude говорит: - Не читал. Меня не интересовали новости в столице.
Craig говорит: Крэйг осторожненько так протиснулся к свободному местечку и, привлекши внимание трактирщика вежливым кивком, заказал себе простенькой горячей снеди и круженцию пивка.
Эллис говорит: - А это и не столичные новости, - усмехнулась девушка. А на счет газет... уже лет пять в них действительно не пишут ничего нужного, если, конечно, вы не любите светские приемы, - закончила с иронией бывшая актриса.
Mike Stroud говорит: - Ну вы же сами понимаете, как постояльцы таких мест относятся к светским приемам и прочей аристократии, - улыбнулся скаут, - Генри, без обид.
Craig говорит: Пока будущая трапеза еще не поспела, маг занял себя тем, что развесил уши, решив послушать - о чем честная компания толкует.
Claude говорит: - Я из тех людей, которые не любят шумных компаний и балов. - как-то с ноткой неуверенности сказал Клод.
Эллис рассмеялась.
Mike Stroud говорит: - По вам заметно.
Эллис говорит: - Генри, налейте, пожалуйста, бокал красного.
Mike Stroud говорит: - Не слишком ли рано для алкоголя, мисс ... - Майк спохватился, - давно пора представиться. Рад знакомству. Майк Страуд.
Эллис | Получив свое вино, Бричстоун ответила:
Robert говорит: - Гилберт Эверс, - отсчитывает монеты для заказа.
Claude промолчал.
Эллис говорит: - Эллис Бричстоун. О, не беспокойтесь это вино не на много крепче воды.
Mike Stroud говорит: - Ну чего вы так, у Генри очень даже неплохое пойло, - осклабился Страуд, - оценим это ваше вино, - парень заказал то же самое, что и соседка слева.
Mike Stroud говорит: - За знакомство, - сабверсив с особым жестом поднял руку вверх и глотнул чуть кислого вина.
Эллис говорит: - За знакомство, - эхом откликнулась Эллис.
Craig говорит: Крэйг все слушал и слушал, да и... Да и пришлось трактирской служечке его тихонечко окликнуть. Ибо маг неплохо провалился в собственные мысли. - А, да... - он расплатился, осторожно забрал подносик и присел за ближний столик. Кушает.
Robert заказал вина и, получив его, запоздало откликнулся. - За знакомство.
Mike Stroud говорит: - Один паренек на днях мне сказал, что этот городок привлек немало интересных личностей. Что ж, теперь я с ним согласен.
Mike Stroud говорит: - Правда, он еще уточнил, что многие из них стали жертвами этого самого "дикаря-убийцы". Но это же не про нас, правда?
Эллис рассмеялась.
Эллис говорит: - Да, это точно не про нас. Надеюсь, что убийцу скоро поймают.
Claude говорит: - Правда. До поры до времени, может быть...
Robert говорит: - Кстати, интересные сейчас слухи вокруг этого убийцы, правда? Интересно, кто он.
Mike Stroud говорит: - Он окажется кем-то невероятным. Не сомневаюсь.
Эллис говорит: - Моя горничная уверяет, что это злой демон из преисподней, - добавила актриса без улыбки.
Claude говорит: - Бросьте, демонов нет.
Robert говорит: - Я склонен думать, что это какой-нибудь психопат, - пожал плечами.
Mike Stroud говорит: - Я в таких делах не эксперт, но опыт подсказывает, что демоны вряд ли действовали бы настолько скрытно и осторожно.
Craig говорит: Услышал толки про какого-то убийцу и закашлялся, поперхнувшись. Пришлось себя в грудь кулаком стукнуть.
Эллис говорит: - Я тоже склонна так думать, а что до демонов... Может быть они и есть, но нас это, в любом случае, не касается.
Mike Stroud говорит: - Самое мелкое, на что какой-нибудь гость из преисподней способен - это махом лапы разрушить целое здание. Но такого в городе пока не было.
Mike Stroud говорит: - Надеюсь, не было?
Claude говорит: - Не было, - угрюмо кивнул. Настроение снова упало.
Эллис говорит: - Нет, не было. Единственное, что здесь разрушено - замок на холме, но он пребывает в таком состоянии уже достаточно давно.
Mike Stroud говорит: - Знаете, вы это так произнесли, будто жалеете, что такого не было, - заметил Страуд.
Mike Stroud говорит: - Господа, этот парень - убийца! - трагично произнес Майк, уже опьяневший, и первым захохотал.
Claude как-то странно глянул на пьяного.
Эллис вежливо улыбнулась, но смеяться не стала.
Claude прекратил было выстукивания по столу, но потом снова их возобновил.
Mike Stroud говорит: - Разумеется, я шучу. Если бы он был убийцей, он бы не смог спрятать свои острейшие когти.
Mike Stroud мельком посмотрел на кисти собеседника, скрытые перчатками, и задумался.
Эллис говорит: - Когти? - брови актрисы поползли под челку.
Claude проследил за взглядом скаута и прищурился.
Mike Stroud говорит: - Ну разве вы не слышали, что убийца - животное? - Майк чуть приврал слухи, - или что-то вроде него.
Эллис | Девушка задумалась. Кое-что пришло ей на память...
Robert говорит: - Может, и животное. Никто не знает-с...
Mike Stroud говорит: - Между прочим, это довольно веселое занятие - представить, что этот господин - убийца. Обратите внимание на его меч. Попробуйте придумать ему применение в этой, не слишком богатой драками, таверне. Может быть, острое лезвие - только для отвода глаз?
Craig говорит: Крэйг вдруг прикинул - сколько он шатался один поздними вечерами. В груди неприятно сжало. Маг представил себе что-то неблагоприятно-когтистое, сидящее в засаде где-то около мусороной свалки или что-то вроде того. - Нда... Кхм.
Claude говорит: - Может быть, вы захлопнете пасть!? - рявкнул мужчина, стукнув ладонями по столу.
Mike Stroud говорит: - Ну зачем же вы выдали себя так сразу? Не могли подыграть?
Robert говорит: - Тише, джентльмены, - примирительно поднял вверх ладони.
Эллис говорит: - Джентльмены, попрошу вас успокоиться, - с расстановкой произнесла дама, отвлекаясь от своих мыслей.
Mike Stroud говорит: - Да всё спокойно, - махнул рукой Страуд, - каждый присутствующий понимает, что это шутка.
Craig говорит: Вздрогнул от крика со стороны. Подумал, подумал - да и отодвинулся вместо со стулочкой поближе к окну.
Mike Stroud говорит: - Вы же не в обиде на меня, господин... - Майк нахмурился, - о черт, я так и не знаю ваше имя.
Claude говорит: - У меня плохо с чувством юмора, - Клод все сверлил взглядом скаута.
Claude говорит: - Имя... Кому оно важно? Все равно через два дня его никто не вспомнит.
Mike Stroud говорит: - Два дня могут стать целой эпохой. Да, имя не важно. Поэтому и скрывать его не нужно. Для вас это принципиально?
Эллис говорит: - Смотря, что за имя.
Mike Stroud задумчиво уставился в лицо "безымянного".
Эллис говорит: - Некоторые имена помнят веками.
Claude говорит: - Сомневаюсь, что меня кто-нибудь вспомнит даже через неделю. - отчеканил мужчина.
Robert говорит: - А может, вы просто стесняетесь своей фамилии? - подмигнул Клоду. - Ну или имени...
Эллис говорит: - У вас лицо запоминающееся, - фыркнула актриса.
Claude говорит: - Даже если так, это что-либо меняет? - уставился теперь на "оштрафованного".
Mike Stroud говорит: - Теперь точно вспомним, даже не сомневайтесь, - хохотнул Майк, - ничто так не запоминается, как мелкие, но яркие действия.
Mike Stroud говорит: - Вы не против, если мы придумаем вам какое-нибудь прозвище?
Robert говорит: - Просто интересно, почему вы его не говорите, - пожал плечами.
Mike Stroud говорит: - Что-нибудь вроде "росомаха".
Claude говорит: - Прозвища оставьте для заключенных, - надменно глянул на парня.
Эллис говорит: - Генри, чашечку кофе, пожалуйста.
Robert говорит: - Или, быть может, "мсье потрошитель"? - подключился Роберт к подбору прозвища. Нет, даже малое количество вина все-таки сказывается на мышлении.
Mike Stroud говорит: - А чего сразу для заключенных-то? - обиделся Страуд, - пару лет назад, когда мы целой шайкой охотником промышляли по лесам, имена - самое редкое, что можно было услышать. Прозвища - штука удобная.
Claude говорит: - Может быть и удобная. Но крайне неприятная...для меня.
Эллис | "Мужчины...", - подумала актриса, отпивая свой кофе.
Mike Stroud говорит: - Имя вам говорить неприятно. Прозвища неприятны. Хрен разберешь.
Claude говорит: - И? - только и вымолвил Клод.
Robert говорит: - Непонятный вы человек, вот что.
Mike Stroud говорит: - Именно. Даже не знаю, зачем бы вы стали всё скрывать.
Mike Stroud говорит: - Совет на будущее - если не хотите привлекать внимание, не ходите с обнаженным мечом в таверну.
Claude говорит: - Я к нему привык, - ответил просто мужчина.
Mike Stroud говорит: - Чего ж вы тогда так удивляетесь?
Claude говорит: - Вам не надоело задавать вопросы? - в голосе человека снова появилась холодная отчужденность.
Mike Stroud говорит: - Если честно, надоело бы сразу же, если бы вы ответили хотя бы на один. Но.. знаете, такая закрытость вызывает интерес.
Эллис говорит: - Выходить ночью без оружия может быть опасным сейчас, - задумчиво добавила Бричстоун.
Claude говорит: - Я же не лезу к вам с расспросами, верно?
Mike Stroud говорит: - Так вам же никто не запрещает, - Страуд хохотнул, - задавайте свои ответы, если есть какие.
Claude говорит: - Зачем? В конце концов, ни я вас, ни вы меня не знаете. К чему менять положение вещей?
Mike Stroud говорит: - А что плохого в обычном знакомстве-то? Это всё-таки таверна, а не клуб одиночек-затворников.
Robert говорит: - Поддерживаю.
Claude говорит: - Я все сказал, - мужчина кинул Генри монету на стойку и удалился в угол.
Mike Stroud переглянулся с Гелбертом и негромко засмеялся.
Robert говорит: - Странный он какой-то, - цокнул языком.
Mike Stroud говорит: - Вот что бывает, когда для загадочности нет никакой причины. Знаете, имя можно было и на лету придумать.
Эллис говорит: - Странный человек. Как бы сказала моя экономка: "определенно не джентльмен".
Mike Stroud говорит: - Вы правы, - Майк встал со стула и поклонился, - рад был знакомству, Эллис и Гелберт. Меня зовут дела, которые хотелось бы завершить до наступления ночи.
Эллис говорит: - До свидания, сэр. Удачи в делах.
Mike Stroud говорит: - И вам того же.
Robert говорит: - Гилберт. И до свидания, - улыбнулся новому знакомому.

0

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.