Новая "белошвейка"

30 октября 2010 23:20
Персонажи: 

Джерард явился без стука. В оном не было нужны, - не разбудишь спящих наверху, так помешаешь им же, ну и потом, егерь хорошо знал, - заведение работало до глубокой ночи.
Amalia Johanns говорит: Сегодня в "мастерских" было тихо: кем бы ни были клиенты наверху, они вели себя очень пристойно. Миссис Йоханс раскладывала по полкам книги: эти издания со вполне приличными переплетами зачастую содержали то, что помогало посетителям коротать время в ожидании, пока одна из швей освободится. - Добрый вечер, Джерард, - тепло улыбнулась хозяйка.
Джерард говорит: - И вам добрый вечер. - Джерард покопался в кармане. Положил на стол несколько монет, сел в кресло. - Мне как обычно. Если только свободных девочек нет. Тогда как обычно, но с собой.
Amalia Johanns взглянула на ходики, отсчитывающие оплаченное время. - Девочки скоро освободятся. Это если вы хотите одну из тех, с кем хорошо знакомы: у нас новенькая, еще не приученная к работе, и она сильно дичится - но не против составить компанию джентльмену. Одну минуту.. - Миссис Йоханс удалилась за заказом. Не прошло и минуты, как перед Джерардом оказалась бутылка вина и тщательно протертый бокал.
Джерард говорит: - Новенькая? - переспросил егерь, наполняя бокал порцией "крови земли". - Уж не по доброте душевной вы оставили её у себя, миссис Йоханс? Вроде как кого попало под свое крыло не берете. Или что-то изменилось?
Amalia Johanns говорит: - У нее хорошие данные, - Амалия говорила так, словно была владелицей танцевальной школы, обсуждавшей новую ученицу. - И девочка далеко не дурнушка, хотя простовата и боязлива. Как принято говорить - на любителя. Но если бы не мастерские, ей пришлось бы просить подаяние и стать легкой добычей хмельных гвардейцев - она сирота, из деревенской семьи, погибшей из-за несчастного случая. Что-то с бешенством у животных.. - мисс Йоханс вздохнула. - Бедняжка не любит рассказывать о случившемся.
Джерард говорит: - Понятно... - проворчал Джерард, разваливаясь в кресле. Немного поразмышлял, крутя бокал в руках, явно не привыкших к дорогому стеклу. - А лет ей сколько?
Amalia Johanns говорит: - Семнадцать, хотя она недокормыш и, пожалуй, кажется младше... - Амалия, сделав паузу, серьезно поглядела на егеря. - Вы знаете меня, Джерард. Я никогда б не принудила к этому ребенка, который сам не понимает, на что идет.
Джерард говорит: - Ай.. - охотник слегка поморщился, - что может понимать ребенок из деревни в семнадцать лет... У нее что, и родственников в том селе не было? Совсем не к кому было пойти, кроме как в... швеи податься?
Amalia Johanns придвинула к Джерарду блюдце с шоколадным печеньем. - Здесь, в городе, трудно представить, до чего доходят суеверия в глуши, - негромко сказала женщина. - Считается, что семья этой девушки проклята, как и она сама, и за ней неминуемо придет какое-то страшилище из местных преданий. Должна сказать, сама она тоже в это верит. Хотя бы отчасти. Здесь она считает себя в безопасности: что до мужчин, у нее уже был... была связь, - деликатно поправилась Амалия.
Джерард глухо угукнул, не разжимая губ. Слегка смочил усы вином, рассеянно глянул на блюдце с "закуской". - Яблок бы. Если можно... - заметил, думая о чем-то своем. - А вы сами, миссис Йоханс, не боитесь местных суеверий? Тем паче что, вон, на епископа уже какая-то страшилка покусилась. С полным набором разрывательно-разгрызательных средств. Говорят, аж в закрытом гробу хоронить станут, после близкого с ней знакомства.
Amalia Johanns говорит: - Я закончила столичный пансион, - совсем не хвастливо, с оттенком грусти, заметила Амалия. - Чудовищ не бывает. Полиция еще не объявляла об этом, но кое-кто из посетителей обмолвился, что в безвременной кончине епископа виноват медведь. Возможно, и близкие моей девочки погибли из-за него... - Хозяйка вновь удалилась и так же быстро, как в прошлый раз, вернулась. С яблоками. - Приберегла для вас, - если это и было ложью, то поданной очень искусно.
Джерард говорит: - Спасибо. Что до вашей девочки, то... - Джерард потянулся за яблоком. Разломил на две части, протянул одну половинку хозяйке, - ... я бы предпочел одну из ваших проверенных работниц. А с этой несчастной поговорил бы, хм, в более располагающей к беседе обстановке. Скажем, завтра днем.
Amalia Johanns с улыбкой, заменившей любые учтивые благодарности, взяла яблоко и откусила кусочек. - Днем верхняя гостиная, та, где столики, всегда свободна. Я устрою вам встречу и попрошу быть откровенной. Не нужно задавать вопросы, чтобы понять ваш интерес - вы ведь живете лесом, который убил ее родных. Возможно, вы сумеете ее убедить, что не стоит бояться призраков и теней в углах.
Джерард говорит: - Иногда мне кажется, что из всех обитателей Нортгейта лучше всего меня знаете только вы, миссис Йоханс.
Amalia Johanns говорит: - Может быть, оттого, что вам легко в моем обществе, - мягко улыбнулась Амалия. - В обществе женщины, которой незачем притворяться и жертвовать искренностью ради приличий... - миссис Йоханс замолчала, потому что на лестнице послышались быстрые шаги: это спускался, светящийся и окрыленный, молоденький лейтенант. При виде хозяйки и Джерарда он покраснел, сбивчиво пожелал доброй ночи и скрылся за дверью.
Джерард даже не посмотрев в сторону ушедшего, поднялся. - Может быть и так. В любом случае, с вами приятно беседовать. Более не смею вас отвлекать. Доброй ночи, миссис Йоханс.
Amalia Johanns говорит: - Взаимно, Джерард. И, во имя дружбы, зовите меня Амалией, - попросила хозяйка, кивнув егерю, направившемуся к лестнице.

0

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.