Нортгейт: Дознание констебля Нетлера.

23 октября 2010

А также известные жители Нортгейта: Роберт Окенбери, Эдмунд Мортимер и прочие.

Эдвард Нетлер спешился, оставив коня у входа.
- Да, тут неплохо... мой отец здесь жил. Может, слышали, ремесленник Эверс. Умер пару месяцев назад. Нет, вы точно слышали, Илайм. Вы же здесь гробовщик, а не кто-то другой.
Илайм: - Как же, помню, приличный гроб за 5 шиллингов.
- Господа, - обратился сыщик к людям у барной стойки, - Мне нужна ваша помощь. Я надеюсь, вы как честные и добропорядочные граждане, поможете мне, - улыбнулся … по своему обыкновению.
Илайм: - А вы кто такой, мистер?
- И чем мы, добропорядочные граждане, можем вам помочь? – {назвавшийся наследником Эверса} бросил на Эдварда оценивающий взгляд.
- Сэр, вы работаете у собора? - обратился сыщик к Илайму, услышав слово "гробовщик", - Должно быть, мы уже встречались с вами.
- Нет, не видал я вас никогда, мистер.
- Меня зовут Эдвард Нетлер, констебль-детектив из королевского сыска.
Роберт Окенбери, сын мэра: - Снова ищейки, - брезгливо бросил юнец у стойки, наливая себе вина.
Илайм: - Да ну? Королевского? Стало быть, из самой столицы? Быстро же вас прислали. Чем же я могу помочь королевской полиции? Учтите, бесплатно я мертвецов хоронить не буду.
- Разумеется. Давайте присядем, - указал Эдвард на один из столиков.
- Осторожней болтайте языком, сэр, - пробурчал Окенбери. - Он использует против вас любое случайное слово. Им лишь бы дело закрыть.
Илайм: - Почему бы и не присесть. - Взял наполненную Генри кружку и пошел следом за констеблем.
Эдвард тяжело опустился на стул и внимательно оглядел собеседника.
- Как вы знаете, в городе произошли два убийства. Я тут совсем недавно, так что ориентироваться мне трудно, но примерно между собором и городом был убит епископ. Скажите, вы что-нибудь слышали той ночью?

Эдмунд Мортимер, военный: "О, бросьте это, сэр Окенбери, разве вы не видите на прекрасном челе этого юноши-констебля печати искренности и неподдельной участливости? - вступил в беседу джентльмен у стены в расстегнутом сюртуке. Тон его был малопочтителен. - Он не стал лукавить и выдумывать легенды, он был откровенен с нами - представился своими полными именем и званием. Разве это не достойно столичного детектива? Вы слишком жестоки к людям".
- Не вижу, - проворчал Окенбери. - Вижу только попытки выслужиться и получить жетон покрасивее. С людьми, особенно достойными и талантливыми, я не жесток, - Окенбери-младший бросил пламенный взгляд на военного, - отнюдь не жесток. Но у ищеек нет ни капли достоинства, иначе стали бы они рыться в чужом белье?

Гробовщик отхлебнул половину кружки, прокашлялся, и начал излагать свою версию, уже в который раз в этом заведении.
- Итак, доложу я вам, мистер, вчера были похороны мистера Физзли. Того самого, что удавился горошиной в супе. Ну, похороны, не похороны, вдова решила кремировать тело.
- Э-э-э, это очень интересно, но меня интересует ночь с 21 на 22 число, - осторожно прервал сыщик гробовщика.
- Ну, так я к этому и веду. Вы послушайте, что я толкую.
- Да, конечно, простите, - кивнул Эдвард.
- Значит вчера, еще до чая, я закупался коксом и древесным углем. Надо сказать, мой мерин не особо был рад этому. И даже укусил меня за шляпу. Поскольку четыре хандервейта в мешках - любой лошади не понравится везти - даже не такой старой, как мой мерин.
Илайм: Стало быть, идем мы с ним из города к Церкви. Вдруг, чу, мой мерин запрял ушами, эдак - из стороны в сторону и заржал, как жеребец. Что, на него, вовсе не похоже, должен отметить.
Эдвард кивнул и сделал первую пометку в блокноте, который, по своему обыкновению, всегда носил с собой.

Эдмунд Мортимер: "Вы полагает этого господина дворянином не твердых принципов и не преданным слугой королю? - пренебрежительно усмехаясь, Эдмунт слегка поворотился в сторону беседовавших допрашиваемого и дознавателя, проскребя по стене кончиком своей длинной шпаги. - В таком случае, я полагаю разумным выяснить это наверняка. Человека равно хорошо можно узнать как в общении умов, так и в общении рапир".

Илайм продолжал: … я за топор. Мало ли, вдруг из лесу, какой зверь вдруг бросится? Однако, ничего - доехали без происшествий. Не считая того, что я нашел в траве пробку от кларета. Что весьма странно. Вот скажите, мистер, стал бы богатый, или знатный джентльмен открывать в перелеске бутылку кларета, если его можно спокойно прийти и выпить тут?

Сын мэра немного смутился. - Об этом я судить не могу, любезный Мортимер. Однако методы сыска и то, как они способны очернить репутацию... Уверен, если бы король знал об этом, он воспретил бы грубое вмешательство в личную жизнь своих подданных. Но, помилуйте, я не допущу, чтобы вы рисковали местом из-за какого-то... Дьявол, Мортимер, вы ведь даже не знаете, джентльмен ли он.

- Детектив оглянулся и бросил короткий хмурый взгляд в сторону сына мэра, а затем вновь повернулся к гробовщику, сняв с лица всю злобу.
Илайм: - Как вы думаете, констебль?
- Согласен, это необычно, - кивнул сыщик, делая в блокноте очередную пометку, - Но, пока что это нам ни о чём не говорит. Продолжайте, - попросил Эдвард.
- Ну, вдова дождалась, пока я закрыл печь и поддал жару в печке, после чего ушла восвояси. Ведь покойничку гореть не меньше 3-х часов. Само собой, запах, ну вы понимаете...
- Я где-то читал об этом, - кивнул Нетлер.

Мортимер: "Вы правы! - воскликнул Эдмунд, озаренный идеей. - Я поступил бы опрометчиво и заслужил бы насмешки, вызвав детектива на дуэль, не зная наверняка, насколько прилично его положение. Возможно, мне стоит просто проткнуть его? Или... - Мортимер окинул юношу насмешливо-задумчивым взглядом. - Возможно, вы сами имеете на него планы? Я имею в виду вызов, конечно".

Илайм: - Бывает у Генри и вполовину так ароматно не пахнет, как в тот вечер у меня в похоронном бюро. А между тем - стемнело. Мерин себе тихонько жевал овес, я, знай дело, уголька в топку подкидывал. Вдруг, чу!
Детектив напрягся, крепче схватив карандаш, внимательно вглядываясь в лицо гробовщика.

Окенбери-младший: потер щеку, раскрасневшуюся не только от вина. - Мне в высшей степени лестно, что из-за меня... из-за меня ведь? Что вы готовы вновь проявить доблесть...

Гробовщик громко завыл, пытаясь передать то, что он слышал ночью.
- УУУУУааааУУУУ.


… - сын мэра вздрогнул и выругался. У гробовщика определенно был вокальный талант. - Так о чем я? Этот пустяк не стоит вызова, право же, Мортимер. Пусть ищейка делает свое дело, пока ему не взбредет в голову потревожить нас с вами.

- Похоже на волчий вой, - заметил Нетлер.
-Я, сначала, тоже было, так подумал. Вроде бы всё сходится, запах жареной мертвечины привлек лесных волков. Однако. - Гробовщик поднял указательный палец вверх. - Что ж я, волчий вой отличить от иного не могу? Нет, мистер, Это, не иначе, нечистая сила была.
- А на что это было похоже? - поинтересовался сыщик, делая очередную пометку в блокноте.
Илайм: - Кто знает? Может и зверь, но не волк, это точно. Похоже на волка, но такого, который с того света вернулся.

Эдмунд Мортимер: Лейтенант кусал верхнюю губу, борясь с искушением. Вино воспламенило его горячность, и он уже соскучился по поединкам... Мотнув головой, вернулся к выпивке: довольно с него безумств, говорил {ему полковник} Брэндон. Если он не может пролить кровь, он будет проливать вино.

Илайм: - Вы бы лучше следы поискали в лесу. Что-то же там было?
- Непременно, - кивнул сыщик, - Это всё, что вы знаете?
- Пожалуй, добавить мне нечего. Так вы, там, передайте начальству, что гробов дешевле 5 шиллингов у меня нет. А покойники же знатные, тут надо красное дерево. Такой все 30 потянет.
- Непременно. Благодарю вас, сэр, вы мне очень помогли.

Через несколько часов, проведенных в пабе, Илайм возвращается в похоронное бюро «Ундер, Такер и сын».

{ролл на обнаружение следов проникновения в помещение}

- Святой Свет! Что это? Почему дверь взломана? Натоптали-то… натоптали! – Гробовщик осторожно обходит следы и шарит по полкам похоронного бюро. - Благодаренье Свету, чучела и шиллинги на месте!
Илайм Такер, достав топор, гвозди - забивает дверь. Вскакивает в седло и спешит в город, возмущенный действиями констеблей.

У ратуши кричит: Безобразие! Понаехали тут! А еще констеблем назывался! - Гробовщик, спешно привязав лошадь, пытается войти в ратушу. - Самоуправство! - Объясняет стражнику. – Значится, пока я в пабе сидел, этот столичный шпик во всю у меня дома орудовал?! Жалобу судье напишу, что же это делается? Чтобы к нортгейтцу, без спросу, в дом ломиться, обыск учинять?
Стражник направляет гробовщика в сторону комендатуры гарнизона.

Илайм обращается к сержанту, стискивая в руках лопату и топор. - Да что ж это? Вот так, запросто, вламываться в дом к почтенному нортгейтцу! Это все штучки столичного детектива!
Sergeant Carnes: - Что произошло, сэр? - у сержанта был измученный вид.
Илайм: - Как что? Почто вы у меня в бюро учинили обыск? Взломали дверь? Наследили, на старинном ковре! Зовите майора, это неслыханно!
У сержанта вытянулось лицо. - Вы обвиняете кого-то из городской стражи, мистер?

Эдвард Нетлер: - Чтож, я продолжу свою работу, если не возражаете, - пожал плечами детектив и направился к выходу.
Илайм заметил столичного детектива, кинулся к нему.
Нетлер кивнул гробовщику и направился было к таверне.
- Ага! Это - он! Стойте, мистер столичный детектив!
- Я? Простите, сэр, вы о чём? Слушаю вас,- устало протянул Эдвард, - Вы что-то хотите сообщить нового? Был бы признателен.
Илайм: - Значит, пока я в таверне сидел, вы у меня обыск учинили? А ну-ка дыхните!
Нетлер: - Обыск? Вы это о чём? Ничего не понимаю, сэр, я был рядом с вашим домом до нашего разговора, но, не застав вас, направился в город.
Илайм: Как о чем? А кто у меня дверь взломал, наследил на ковре, украл бутыль с ароматизатором для трупов? Кроме констеблей никто бы и не позарился.
Sergeant Carnes: - А, столичный... - сержант заметно успокоился. Если бы гробовщика обидел кто-то из его подчиненных, дело одно, а с детективом пусть разбирается.
Нетлер: - Хм...
Илайм: - Дыхните-ка, мистер… Я свое варево враз отличу!
Нетлер: - Ладно, ладно, но с одним условием: вы покажете мне ваш дом. Я хочу посмотреть на то, как была выбита дверь и на прочее.
Илайм: - Ха, вот еще! Чтобы у меня и пудра пропала? Зовите нашего констебля, я больше столичным не доверяю.
Sergeant Carnes: - Не горячитесь, мистер Такер, - примирительно сказал сержант. - Этот человек не мог взломать вашу дверь. Зачем ему это? Взял бы ордер, пришел с понятыми.
- Я вам зла не желаю, при вас же и осмотрю вашу дверь, - сыщик в доказательство своей невиновности сильно выдохнул в сторону гробовщика.
- Хм... нет, не мой. - Гробовщик задумался.
- Лучше покажите мне дверь. Быть может, я смогу вам помочь. Да и следы могли остаться. Вы проводите меня?
- Это что же? Ещё и ворье в Нортгейте объявилось? О святой Свет! Куда катится город... Я дверь гвоздями забил, там натоптано. – Илайм посмотрел на обувь констебля. - Да и следы, похоже, не вашего размера. Вы на лошади, констебль?
- Да.

Выехав за ворота города, два всадника двинулись в сторону кладбища.

Илайм: - Вот тут мой мерин и запрял ушами, мистер.
- Довольно близко к городу, - заметил сыщик, - Вы правы, не думаю, что это волки, они так близко не подходят к городам.

Илайм:- А тут пробка нашлась.
Нетлер: - Прямо рядом с трактом... пробка у вас осталась, сэр?
Илайм: - В той бутыли, которая пропала.

Илайм поддевает топором дверь, та со скрипом отворяется. - Вот следы взлома, а на ковре следы от грязных сапог. Я себе не позволяю на ковер грязными сапогами ступать. У меня там покойники лежат и вдовы в обморок падають.
- Позволите? - сыщик аккуратно вошёл в дом, склонился над ковром, доставая увеличительное стекло из сумки на поясе. - Понятно. Ничего особенного в следах не вижу, - пожал плечами человек. - Говорите, бутыль с ароматизатором пропала? Хм, ясно, давайте дверь посмотрим.
Илайм: - Да что, вон кусок от ограды металлической валяется. Им, наверное, и того... Сбили замок.
- Хм, может быть, сильный удар был, - нахмурился сыщик.
Илайм: И, главное, стервецы, не боялись что я дома - знали, значится, что я в таверне.
Да, за «просто» бутылкой я бы не полез так уверенно. Точно лишь она пропала?
- Угу, точно. Мне-то обманывать зачем?
- И то верно...
- Я думал, грешным делом, это вы у меня обыск учинили. Думали я, Илайм, убивец.
Нетлер: - Я постараюсь выяснить, откуда пришли преступники. Эдвард окинул взглядом пространство вокруг дома, внимательно вглядываясь в землю.
- Да уж, постарайтесь. Стало быть, можно дверь чинить?
- Хм, либо следов не проследить. Чините, конечно.
Илайм, принялся чинить дверь. - Странно, чего искали, зачем дверь ломали?
- Хм, если что-нибудь вспомните или что-либо произойдёт ещё - постарайтесь сразу же доложить полиции. Я подумаю над происшедшим, это всё, что я пока могу вам обещать.
- А то! Я враз, топором меж ушей, и сразу к вам - докладывать.
- Берегите себя, - кивнул гробовщику Нетлер и направился в город.
Такер махнул констеблю рукой, прощаясь.

0
К новым
0
23 октября 2010 - 12:23 #1 ltsc 3755 Мастер
ltsc

Прекрасно.

0
23 октября 2010 - 13:34 #2 Тсерус 404
Тсерус

Спасибо за лог. =) Надо бы и мне начать вести логи... не имею такой привычки.

0
23 октября 2010 - 16:50 #3 Dea 5695 Мастер
Dea

Да, это было великолепно.

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.