Вечер в Крепости Завоевателей.

0 Array

Garr говорит: - Скучаешь, Рох? - шаман наконец-то должился Кренне и теперь мечтает смыться куда-нибудь, где нет этой бабы.
Рох говорит: - Скучаю, а? - Тролль поднял голову, взглянув на шамана мутными глазами, - Да так... Делать нечего, ога. Устал, вот, чего-то.
Garr говорит: - Дык иди дрыхнуть, чего страдаешь? - посоветовал седой.
Рамал говорит: - Ну и денёк, Свет меня упаси. В этом Заречье люди сами прямо как волки, - особенно ни к кому не обращаясь, проговорил эльф.
Рох говорит: - Не хочется, угу. Просто... Устал, да. А спать не хочу, - Мотнул головой, бросив мимолетный взгляд назад, ища говорившего, - Думаю, может охота ходить...
Garr говорит: - А это что за ушастый? - вполголоса поинтересовался шаман. - Голос незнакомый, вроде...
Рамал хмыкнул и огляделся. Заприметив Лоркрана, пошагал к нему.
Рох говорит: - Ушастый, а? - Еще раз оглянулся, узрев эльфа. Также ответил орку, в полголоса, - Огаш-ман говорит, союзник-помошник наш, ага.
Garr говорит: - Охота... опять бородатого зверя ловить? - подколол орк. - Союзник, да? Ну-ну, посмотрим...
Рамал вернулся уже с куском вяленого мяса в руке, и остановился, явно не зная, куда ему деваться.
Рох говорит: - Бородатый... Да хекс на моджо, бородачу этому, хе. А насчет эльфа - так я тоже им не верю, угу. - Последнюю фразу тише, так как эльф стоял достаточно близко.
Рамал говорит: - Свет да пребудет с вами! Вы не знаете, господа, где тут можно перекусить?
Рох говорит: - Гляди, мон, справа. Скамья стоит.
Рамал говорит: - Хмм... А под крышей?
Garr говорит: - Эт точно, - так же вполголоса согласился седой. - Их, ушастых, хрен поймешь.
Рох устало пробормотал что-то себе под нос, впрочем, достаточно громко: [язык троллей] - Fus'obeah or'manl
Garr говорит: - А тебе что, небо жевать не дает? - хохотнул орк. - Вот уж диковина...
Рамал выглядел смущенным, что для закованного в латы не так уж и легко.
Рох говорит: - Если так уж хочется, - Рох указал пальцем себе за спину, - Тама, в бараки иди ночуй. Только не обещать, что шкура целый будь.
Рамал говорит: - Эээ, просто я не могу снимать шлема при, хм, посторонних.
Garr говорит: - А жрать ты тоже в шлеме будешь? - поинтересовался шаман. - Или в нору спрячешься?
Рох говорит: - Так он и ищет нору, - Хмыкнул тролль, чуть поморщившись от надоедливой
Рамал говорит: - Хоть бы и в нору, - мрачно ответил эльф. - Обет.
Рох говорит: - Да мы поняли, что обед у тебя. На воздухе обед не сделать чтоль, а?
Garr говорит: - Никогда не доверял тем, кто скрывает лицо, - поведал шаман Роху. - Не понимаю я этого.
Рох говорит: - Эльфасы, - Тролль кивнул орку с улыбкой.
Рамал говорит: - Дело не в причуде, поверьте. Один раз я потерял бдительность, и теперь вынужден носить шлем почти постоянно.
Garr говорит: - Вот скажи мне, ушастый, на кой хрен тебе эта жестянка на голове? Ни пожрать, ни нос почесать...
Рамал покивал.
Рамал говорит: - Вы не против, если я поднимусь к вам?
Garr говорит: - Шрам на морде, что ли? - удивился шаман. - Так шрамами гордиться надо.
Рох говорит: - Чего там, шрам, а? Или боишься теперь всего, хе-хе? Если шрам, так вон Гарр-ман правильно говорит.
Garr говорит: - Поднимайся, кто тебе не дает
Рох говорит: - Что ву'ман аларион еще говори, да? Еще, небось, задания давала, а? – Ханта посмотрел на орка.
Garr говорит: - Да пошла она... - досадливо отмахнулся орк. - Тоже мне, командир нашелся...
Garr говорит: - Вот к примеру, как знакомиться с тобой, ушастый? - развил тему седой. - Имя назовешь, а толку? Морды ж не вижу, как тебя потом узнавать?
Рамал говорит: - По шлему, - ответствовал эльф. То ли шутил, то ли нет. - У меня под ним не один шрам, а целых три. И до него особо красив не был, а теперь страшно самому в зеркало заглянуть.
Рамал пробормотал что-то себе под нос по-эльфийски.
Garr говорит: - Ну и дурак, - резюмировал орк. - Шрам на морде - значит не трус, от драки не бегаешь. Ты вот к бабе тоже в шлеме ходить будешь? А если, к примеру, шлем попортят, менять придется, как тогда быть? Имя на доспехе рисовать будешь?
Рох говорит: - Зачема? Лучше ходить и всем в лицо говорить, как звать, ага. Авось, все и выучат, хе.
Рамал внезапно вскочил на ноги.
Рамал говорит: - Ах да, где же мои манеры. Меня зовут Рамал Бладскар, рад знакомству.
Рамал изящно кланяется.
Garr говорит: - Сядь, не дергайся, - хмыкнул орк. - Гарр меня кличут. Дак что скажешь, Рамал?
Рох хмыкнул, глянув на причудливого эльфа: - Я Рох, ага.
Рамал говорит: - Если мне попортят шлем, и я милостью Света останусь после этого в живых, то придётся каждый раз представляться заново.
Garr говорит: - Совсем дурак, - вздохнул орк. - Из-за шрамов боевых себе такую проблему на жопу придумал. Все вы, ушастые, с придурью. Маетесь, пытаетесь не собой быть. На хрена?
Рох хмыкнул. О чем говорить с ушастым? Нажрались своей аркханны и сходят с ума.
Рамал говорит: - Я не хочу оскорблять чужие глаза. Непочтительно выставлять уродство напоказ.
Рох говорит: - Это гордость, дим-дим эльфаса. Тебе же уже сказали. Это значит, что ты гут аларион.
Рох говорит: - Хотя да, ты же эльф... – Хмыкнул клыкастый себе под нос.
Garr говорит: - М-да. Рох, ты это слышал? - шаман глубоко вздохнул. - Ну я еще понял бы, от баб ты шрамы прячешь. Ува, эльфов, бабы не на мужество да силу, а на томные глазки смотрят. Но неужели ты думаешь, что здесь ты кого-то оскорбишь шрамом? Тут воины, Рамал, у каждого второго отметина не хуже твоей найдется.
Рох кивнул орку и поднялся на ноги: - Я сейчас-а вернусь, угу.
Рамал вздохнул.
Рамал говорит: - Хороший воин таких шрамов не получит. Вы слышали о шрамах короля людей, Вариана Вринна?
Garr говорит: - Это который ЛоГош? - уточнил седой. - А чего там за шрамы?
Рамал говорит: - Да, ЛоГош. У него тоже шрамы на лице, но такие аккуратные, ровные, будто кистью нарисованы. И видят все - великий воин, бывалый. Ничего общего с моими. Да и как слуга Света может хвастаться ранами?
Garr говорит: - Сказал, как в лужу пернул, - отмахнулся шаман. - Такие шрамы у тех, за кем сотня целителей жопу заносит. И я не говорил, что шрамами надо похваляться. Стыдиться их не надо, вот о чем я толкую.
Рамал говорит: - Возможно, и не стоит. Перед воинами. - эльф снял шлем и принялся жевать мясо. Лицо эльфа пересекает три параллельных жутких шрама, что превращает его лицо в какое-то месиво: шрамы похожи на реки с множеством рукавов и крутыми берегами. Видно, что и без них лицо довольно грубое. Неприятное впечатление.
Garr говорит: - Неплохо, - оценил орк и в качестве ответной вежливости снял свою маску. У орка морда покарябана чуть меньше, шрам всего один, но тоже впечатляет. - Чем огреб, трезубцем?
Рамал говорит: - У каждого шрама своя история. У этой тройки - постыдная. Я сражался в Дреноре против орд демонов, был один из Провидцев. В одной из стычек, когда я посчитал, что мы победили, я скинул шлем и пошёл добивать раненых. Один из демонов просто притворялся...
Рамал говорит: - Натрезим, - сказал, как сплюнул. - даже самые слабые из них полны коварства.
Garr говорит: - А чего стыдно-то? - не понял шаман. - Проехался демон по морде, это ж не на грабли спьяну упасть.
Рамал говорит: - Стыдно, что недооценил врага, да ещё и демона. Нельзя так на войне. Да и не в этом дело, Гарр.
Garr говорит: - А в чем же? - поинтересовался орк. - Что получилось некрасиво? Как ты там говорил - не как нарисованные?
Рамал говорит: - Тогда я не был паладином, а сейчас я должен хотя бы выглядеть неуязвимым, надёжным защитником. Свет помогает нам преодолеть слабость тел и наши раны. Каждый наслышан о прикосновении паладинов, которое помогает даже умирающим. А тут... Могут заподозрить, что моя вера шатка и что Свет не приходит мне на помощь.
Garr говорит: - Ну ушастый... - орк расхохотался в голос. - Как дети, честное слово... Так и говори, что Свет сопли не утирает, как мамка новорожденному. Ты жив, здоров, благодаря твоему Свету. Он не дал помереть, а на остальное воину плевать с высокой горы. Тебе ж твоя морда только на пользу, Свет мол даже с такими ранами спасает.
Рамал покачал головой.
Рамал говорит: - Пока что я ни разу не видел измордованного паладина. Это потому, что Свет лечит лучше, чем любой лекарь. Эх, хоть и говорят, что перед Светом все равны, но всё-таки мы слишком разные.
Рамал глянул на орка.
Garr говорит: - Ох уж эти мне эльфьи заморочки, - орк запрокинул голову и любуется звездным небом. - Сами себе проблемы придумываете на пустом месте.
Рамал говорит: - Я тебя, кстати, раньше не видел. Ты здесь новенький?
Garr говорит: - Ага, вроде того, - хохотнул шаман. - Вот только третьего дня как с Калимдора.
Рамал говорит: - Про воргенов знаешь?
Garr говорит: - Про них только глухой не знает
Рох, отходивший от ушастого с орком, вернулся на своем место, тяжело вздохнув.
Рамал говорит: - Это так. Я пытался понять, как можно рассеять проклятие, но у меня ничего не вышло. Воистину, полуволки - они свирепы до крайности. Очень жалко, что их нельзя вернуть к Свету.
Рох, присев, с интересом покосился на лицо эльфа.
Garr говорит: - Зато убить можно, - шаман пожал плечами. - Нахрен возвращать?
Рамал говорит: - Потому что убивать, Гарр, это последнее дело. Убивать можно только тогда, когда другого выбора нет.
Рох говорит: - Ман-эльфаса, кто это тебя так, а? - Рох указал взглядом на шрамы, сожалея, что наверняка пропустил историю о них, - Большая тварь ты ках, да?
Рамал говорит: - Скорее, подлая.
Garr говорит: - С демонами он целовался, - поведал орк.
Рох говорит: - Демон, а? Целовался? В смысле, демон кусил, да?
Рамал усмехнулся.
Рамал говорит: - Пощёчину дал.
Рох говорит: - Ты его ках потом, не?
Рамал говорит: - Да.
Рох говорит: - Что за демон, м? Вы вечно все с кем-то свяжетесь, ушастые, а потом сожалеете.
Рамал говорит: - Ты слышал о войне в Дреноре, тролль? - хотя эльф и старался быть дружелюбным, но в голосе всё-таки прозвучало некоторое высокомерие.
Garr говорит: - Тром'ка, Зун, - окликнул шаман товарища. - Ты чего бегаешь, как укушенный, мон?
Рох пропустил высокомерную нотку в голосе эльфа, сказывалась боль в голове, - Слышал, да. Хэй! Йо, Зун-ман, ага.
Зунбазин говорит: - А? А, приветы, Гарр! Я потерял свое шило.
Рамал говорит: - Я там воевал, и там получил эти шрамы. Но, по меньшей мере, Солнечный Колодец снова жив. А я уже отомстил сам за себя.
Зунбазин говорит: - Ты его случайно не видел?
Зунбазин говорит: - Йо, Рох. Ты уже вернулсЯ?
Garr говорит: - Судя по тому, как ты мотаещься, оно у тебя в заднице, Зун, - усмехнулся орк.
Рох пожал плечами. Каждый за что-то боролся, каждый во что-то верил: - До, ман. Давно уже, ага. Тебя не видел, где был, а?
Зунбазин говорит: - У меня дело было в Агмаре одно... А теперь я здесь, как обычно.
Зунбазин не без усилий приподнял шкуру медведя, и заглянул под нее: - А что это за эльф? Он теперь тоже с нами? - Спросил тролль, засунув руку в пасть медведя.
Рамал говорит: - Да. Меня зовут Рамал Бладскар.
Зунбазин говорит: - Круто. Ты, случаем, не паладин?
Рамал говорит: - Паладин.
Зунбазин говорит: - Круто. Интересно, с чего бы это я догадался?.. - Зунбазин ворошит черепа у столба со знаменем.
Рох говорит: - Видения, хе? Нектара и мяса принести?
Garr говорит: - Может ты Видящим стал и не заметил как, а?
Зунбазин говорит: - Да, пожалуй, Рох.
Рох хмыкнул, но даже не поднялся. Пускай Ханта ищет других дим-дим.
Рамал предпочёл промолчать.
Зунбазин говорит: - Да нет, я просто здесь в Нортренде, еще не видел эльфов не-паладинов.
Зунбазин говорит: - Да его точно кто-то утащил и спрятал.
Рамал говорит: - Так вот... Очистить эту землю от проклятия воргенов - благое дело, но в одиночку мне не справится.
Зунбазин поднял пробитый по прямой орочий череп: - Попроси помощи у Горгонны. Она поможет. Обязательно.
Рох хохотнул: - Лучше уж сразу иди, ушастый, в логово оборотней. Авось помрешь и быстрее, хе-хе.
Рамал говорит: - Это было бы слишком глупо.
Garr говорит: - Сдались тебе эти оборотни... Оно тебе надо?
Зунбазин уселся на медвежью шкуру, явно раздраженный и усталый.
Рамал говорит: - Надо. Хоть это и не такое зло, как Плеть, но и его надо выжечь.
Рох говорит: - Зачема? Мешает, а?
Зунбазин говорит: - Посмотри на его лицо. Мешает, видно.
Garr говорит: - С чего ты взял, что воргены - зло? - удивился шаман. - Природе не вредят, баланс не нарушают. Где зло?
Рох говорит: - Огашу, зачем-то, понадобилось мимо их деревни идти, ага. Так покусали много, ага. - Рох почесал ногу в прокушенном месте, - Одна морока, а толку - ноль. Нету смысла их ках, да. Они не мешают, если к ним не ходи, угу.
Зунбазин говорит: - Я вообще их ниразу не видел.
Рамал говорит: - Воргены - не животные. Законы природы им не писаны, и всё, чего они хотят - убивать как можно больше. Настораживает меня то, что появились они недавно, и тут же несколько деревень стало оборотнями.
Зунбазин говорит: - Но, видите ли, Вождь дал знать - в Седых Холмах главной должна быть Орда. Если люди хоть как-то этому препятствуют - надо их убрать. То же и с воргенами.
Garr говорит: - Тю на тебя, - отмахнулся орк. - что хуманов жрут - так они ж воргенам главные враги, выживать-то надо. А наши их не трогают, таунка не трогают - и все нормально.
Зунбазин, довольный, что сказал что-то умное, достал самокрутку и закурил.
Garr говорит: - Вот и нехай воргены с хуманами друг друга истребляют. Кто сильнее, тот и выживет. Закон природы.
Рамал говорит: - Это пока что не трогают. Или вы хотите дождаться, пока все тут не станут воргенами?
Рамал говорит: - Или, скажем, воргены начнут обращать Альянс.
Garr говорит: - Вон Рох покусанный сидит и вроде не превращается. Рох, проверь, у тебя там хвост не вырос?
Зунбазин говорит: - Я бы хотел быть воргеном. Выть на луну и отливать, приподняв правую ногу.
Garr говорит: - Эта зараза видать только на хуманов действует. А Альянс пусть обращают, нам же мороки меньше.
Рох хмуро покосился на шамана, все же пощупав зад. Убедившись в том, что ничего не отросло, мотнул головой: - Ага... Кто же видел троллей-оборотней, а? Или орков, хе?
Рамал говорит: - Меньше? Раньше они были просто людьми, а после этого станут полуволками. Вы, орки, любите достойную схватку, но воргены вам в силе не уступят. А если каждый солдат Альянса станет равным вам по силам, то задавят нас количеством.
Зунбазин говорит: - Ты погляди на стены, окружающие нас.
Рох говорит: - Они згрызут скорее друг друга, ага. Хумми и так как волки, ках себя за свои же земли. Дим-дим... А будучи волками, так и вовсе свихнутся.
Рамал говорит: - Ты видел воргенов, грызущих друг другу глотки?
Garr говорит: - Учитывая, что Альянс при таком раскладе будет с воргенами насмерть драться, то кто б ни победил, останется маловато, хех
Зунбазин говорит: - Закроешь ворота - и никакой ворген не проберется внутрь. Мы их просто перестрялем с вышек.
Рамал говорит: - Когда это у Альянса не хватало осадных машин? Или взрычатки.
Зунбазин говорит: - Вряд ли они найдут подходящую взрывчатку, чтобы подорвать саронит.
Рамал говорит: - Саронит? Ого! Я не знал, что эти стены из саронита.
Рамал говорит: - Или что ворота из саронита.
Зунбазин говорит: - Ну, ворота деревянные.
Garr говорит: - Воргены с осадными машинами? Ну-ну...
Рамал говорит: - Я бы не хотел такого увидеть. Но местные воргены, когда надо, могут и людской облик принимать, и из ружей стрелять умеют...
Рамал вздохнул.
Рамал говорит: - Видно, всё же, что придётся мне самому этим заниматься.
Garr говорит: - А когда они в людском виде, то и силы у них хуманские.
Рамал говорит: - Не знаю. Это ещё надо проверить.
Рамал говорит: - Свет вам в помощь.
Зунбазин говорит: - Короче говоря - дураки твои воргены. Их и олени забодают.
Рамал подобрал шлем с досок и надел на голову.
Garr говорит: - Сядь, дурень... - буркнул шаман. - К воргенам он собрался.
Рамал говорит: - Ты меня совсем за дурака держишь, Гарр.
Рамал говорит: - Я спать иду.

0
К новым
0
31 мая 2010 - 0:27 #1 Somebody 453
Somebody

Также Рамал Бладскар. Не нашел в списке персонажей.

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.