Due Spiriti

28 августа 2011

В ролях: Капелла, Восходящая к Тени.
Эрдиен, фантом древнего высокорождённого.
Палка.

Щупальце, схватив некий невидимый шест, вычерчивало на земле буквы. Их постоянно смывало, конечно, но оно продолжало. Разве что изредка эхом отдавалось какое-то невнятное ругательство. Но не более. Впрочем, можно заметить, что тени вокруг как будто сгущались. Их тянуло к темному щупальцу. А оно продолжало писать. Кажется, первое слово было на всеобщем и обозначало приветствие.

По траве пробежал тревожный ветерок, всколыхнув крупные листья лопухов, на которых поблёскивали капли воды после недавнего дождя. Что-то тревожное было в этом порыве ветра, и если бы тут были смертные, им бы наверняка стало не по себе, словно они чувствуют приближение чего-то дикого, необузданного и кровожадного.

Тени собрались во что-то, что проще всего было охарактеризовать как облачко темной пыли. Уже не серой, но еще не черной. Впрочем, учитывая местное освещение, было довольно трудно сойтись во мнениях о том, какого же все вокруг цвета. Да это и не важно. Из облака проявился силуэт. Всего лишь силуэт, не полноценный человек. Черный контур. Когда поднявшаяся пыль развеялась, тень коротко скользнула вперед, а затем развернулась к посланию, - Смывает. Неудобная земля, - продолжило то самое эхо, что до этого активно ругалось.

Ветер закружил опавшие листья так, что дитя Тьмы оказалось прямо в центре воронки. Продлилось это недолго: вскоре шорох листвы прекратился, и наступила необычная тишина, в общем, не характерная для этих лесов. Замолчали поющие сверчки, ни одна травинка не шелохнулась. Словно природа сделала глубокий вдох и задержала дыхание.

Капелла - Хм, забавная идея. Но нет, сдует, - продолжала она, - или нет? Ро... ах да, тебя здесь нет. Обидно, - кажется, силуэт помотал головой, как будто бы выражая протест такой вопиющей несправедливости. А затем несколько щупалец возникли рядом с прошлым и принялись активно убирать листву с надписи. Им для этого не нужно было много времени. Потом пошла следующая надпись. Тем же огромным шрифтом. Как будто такой огромной палкой можно писать мелко...

Короткое затишье... И ветер снова коснулся крон деревьев. И сквозь шелест листвы до слуха Восходящей донёсся шёпот, который вполне можно бы было определить как призрачный, но вполне различимый: - Земля, которую я некогда своею звал, отринула меня и прокляла... И те осколки, что ещё не стёрлись временем, теперь чужие пальцы держат... Тяжко.

Капелла - Родная, ты здесь? - дух же быстро крутанулся на месте, уходя чуть выше, - нет, это не ты родная, - материальные тени исчезли. Посох остался лежать на земле, абсолютно бесхозный, - я понимаю тебя, но не понимаю. Кто это шепчет? Госпожа? Это вы, госпожа? - и снова поворот, но на этот раз она вернулась ближе к земле.

Эрдиен: - Ты здес-с-с-сь и я здесь, - на этот раз голос не был призрачным, его источник был где-то рядом, но всё время перемещался, - И я вижу тебя. Я смотрю в твоё лицо... Но я не вижу твоего лица. Почему?

Капелла - Тс-с, иди сюда голубушка. Ты со мной говоришь? Ты меня зовешь? Как забавно. А я писала тобой дневник, - они снова вышли из земли, передавая посох друг другу. И стоило одной щупальце отдать его, как она тут же исчезала, чтобы появиться дальше, все ближе к большой тени, - ты друг или враг? Любишь ли ты солнечный свет? - с какой-то интонацией дурочки спросила она, когда посох был уже перед ней.

Эрдиен: - А-а-ах... Ты не из плоти и крови, - на этот раз голос раздался чётко из одного из концов палки, - Дос-с-садно... Мои сны становятся всё более печальными. Наполненными... Разочарованием. Друг я или враг?.. Хороший вопрос. Ты задаёшь его тому, кого здесь нет.

Капелла - Если тебя здесь нет, то зачем?.. Впрочем, не важно. Кто ты? Как ты выглядишь? - короткое хихи, - много вопросов, много. Что до снов - то это бессмысленно. Достаточно не спать. Не спать. Просто. Просто не спать.

Эрдиен: - Либо спать, спать, спать, спать... И видеть сны. Ведь, если подумать, мир во сне ничем не отличается от мира наяву. Его тоже можно потрогать, растянуть, изменить... Если ты не можешь этого с открытыми глазами, разве у тебя получится, если ты закроешь? Во сне мы видим такой же обман, как наяву... Но об лживости сна все знают. Ты знаешь, что на самом деле твой мир - тоже одна большая ложь?

Капелла - Я говорю с палкой, которая утверждает, что вовсе не то, чем кажется, и что она вообще не здесь, - тень улеглась на живот, все еще не приземляясь. Сложила то, что было ладонями, положила на них то, что было подбородком, и уперла в посох несуществующий взгляд, - мне правда не интересно её мнение насчет того, есть этот мир или нет. Она не знает точно. Я верю.

Эрдиен: - Всем нам приходится верить в иллюзии, те, кто не верит, быстро сходят с ума, - палка начала медленно поворачиваться вокруг своей оси, - Возможно я - ещё одна ложь, в которую тебе придётся поверить. Чтобы меня увидеть... Тебе придётся довериться моему обману, - мурлыкнул более тихим и вкрадчивым голос.

Капелла - Какое интригующее предложение, - она резко вскочила и нарисовала в воздухе две точки и что-то вроде скобки, - я же не могу отказать такому галантному собеседнику хотя бы в том, чтобы послушать его, правда? Ах да, правды же может и не быть. Ну, ничего.

Эрдиен: - Знать правду вредно и обычно опасно... Меня многие просили дать ответы на их вопросы. И мало кто из них после этого остался таким же, каким был до того, - послышалось из-за спины (или что там на этом месте у существ из тени) существа. Высокий коренастый ночной эльф, а точнее - прозрачный его образ, с десятком ожерелий из зубов на шее, сидел на мокрой траве и смотрел на небо, запрокинув голову.

Капелла теперь откинулась на спину, едва ли не вставая на голову. Точнее, едва ли не летая вниз головой. Но все же несколько под углом, как будто она все же лежала на наклонной поверхности, - Тебе не холодно? Или тебе не тут холодно? Во всяком случае, мне холодно.

Эрдиен: - Как я уже говорил, дитя, меня здесь нет. Я с-с-сомневаюсь, что я вообще где-то есть. Возможно, это тебе только снится... Или не тебе, - он беззвучно размял шею и повернул лицо к тени. Из-под густых зелёных бровей на неё смотрели два неподвижных, совершенно стеклянных змеиных глаза с вертикальными щелями зрачков. Видение не то улыбнулось, не то оскалилось, продемонстрировав неестественно длинные клыки, потом сомкнуло губы, - И ещё более странным мне кажется то, что тебя здесь тоже может не оказаться.

Капелла - Нет, я здесь. Тебя здесь нет. К слову, так ты палка или нет? Я уже видела подобных тебе. Они как я. Тоже сидят в тени. Правда, их так трудно поймать. Родная считает это странным. Зачем мне ловить таких, спрашивает она. А я не знаю что ей ответить, - и была в голосе печаль, и было в голосе какое-то отчаяние, - она же не понимает меня. Или я не понимаю её.

Эрдиен поднялся со своего места. Совершенно бесшумно. Он прошёлся по поляне, не задев ни единой травинки, и остановился напротив тёмной. - Посмотри внимательно на палку, дитя. Если её здесь нет, то вполне возможно, что я - это она.

Капелла без капли сомнения крутанулась в воздухе. Правда, в итоге она все равно оказалась лицом к эльфу, - и все же, ты тоже дитя теней. Правда, тебе не так холодно, как мне.

Эрдиен: - Возможно... В этом ты права, дитя. Жар, холод, пространство, время, любовь, смерть, разумы и души... Мы можем делать это таким, каким мы хотим это видеть в своих снах. Возможно... - прозрачный образ просочился под тенью вдоль земли и через секунду вырос в полный рост с другой стороны, - Других снов просто нет в твоей голове. Но я мог бы тебе показать... Если ты всё ещё веришь в мой обман.

Капелла - Тебя тут нет. Но мне совсем не с кем поговорить. Родная совсем не понимает меня, - опять помотала головой, - нет, конечно, я её люблю. Она же родная. Но мы с ней все же теперь совсем разные. И поговорить с ней не о чем... - тут она резко затихла, затем пометалась вокруг иллюзии эльфа даже не шевелясь сама по себе. Просто... телепортировалась. Передвигалась сквозь тени. Не дольше пары секунд. А потом снова встала перед ним.

Капелла - Ты наверняка пришел уничтожить меня. Но ладно. Покажи.

Эрдиен: - Будь в тебе чуть больше крови, дитя, эта прогулка была бы... Захватывающей. Дай мне руку, - он протянул когтистую пятерню к тени, - Я покажу
тебе возможности сна, в котором мы все оказались заперты.

Капелла протянула свою руку, - только недолго, хорошо? Родная будет волноваться. Я не люблю, когда она сильно беспокоится из-за меня. Мне не нравится когда она злится. Просто не нравится.

Прозрачные пальцы Змея обвились вокруг руки Тени. Он прикрыл глаза и вдохнул полной грудью... Кажется, ничего не изменилось. Только вот, если присмотреться внимательнее, можно было заметить, что листья не падают с деревьев, напротив. Они отрываются от земли и летят вертикально вверх, цепляясь к веткам черенками. Звуки окружающего мира стали какими-то резкими, непривычными и противными слуху здорового человека. Полнейшее ощущение того, что время потекло вспять.

Капелла - Ну, что дальше? Тебе снится, что тебе не снится, что тебе снится? Или тебе это не снится? Какие сложности все же. Проще отказаться от сновидений, честное слово, - казалось, что она не видела изменений. Что для неё все было правильно и естественно.

Эрдиен: - Тебе недостаёт веры, дитя, - видение резко сжало пальцы в кулак и отдёрнуло руку: пальцы прошли насквозь кисти тени, - Веры в то, что на деле всё совсем не так. Если бы я был здесь, я мог бы показать, как на самом деле... Сейчас же я могу обойтись лишь декорациями. Думаю, ты видишь мир таким, какой он есть, когда никто не знает, что это всего лишь сон, - Эрдиен развернулся спиной и заложил руки за спину, снова глядя куда-то вверх. Для него время всё ещё текло в обратную сторону, всё быстрее и быстрее. На ровном месте из земли вырастали величественные башни, массивные стены давно разрушенных дворцов и храмов... Безлюдная чаща наполнилась голосами тех, кого давно тут нет.

Капелла - Ты видение, я видение. Тебе не достает веры. Ты хочешь верить, что все это не настоящее, - и слово "хочешь" она сказала так, как будто это была великая, необузданная тайна, - так нельзя существовать. Ты просто перестанешь верить, что можешь быть и исчезнешь. Такое бывает. Я заставляла так исчезать тех, кто еще живой. Они так легко доверились лжи. И исчезали. Даже не умирали. Достаточно было чуть поменять их.

Эрдиен: - Я не верю... Я знаю, - Змей сделал несколько шагов вперёд и прикоснулся пальцами к лицу кого-то, кто, по его мнению, стоял здесь, - Я видел. Оба мира: твой "настоящий" мир и "ненастоящий" мир снов. Поверь, разницы между ними не больше, чем между тобой и мной. Мы одинаковые... За исключением того, в чём мы разные.

Капелла - У-у-у, да тебя разнесло на философию, зеленый. В этом нам точно не согласиться. И что главное, даже толком не поспорить, - она громко изобразила звук, похощий на презрительный "цык" - кто я, кто ты? Ты - зеленый, я - черная. Чуешь разницу?

Эрдиен продолжил гладить невидимку по щеке, а потом опустил руку чуть ниже и сжал когтистыми пальцами горло воспоминания. На губах его заиграла хищная улыбка, пока его "жертва" билась в предсмертных конвульсиях. - Разница? Пожалуй, её не больше, чем между молодым гусёнком и горой Хиджал, - неохотно ответил эльф и взмахом руки отогнал от себя собственное видение.

Капелла - Гусёнок живой и ходит, а гору с места не сдвинуть, - она мягко рассмеялась, - так все же, зачем ты сюда пришел? Поговорить? Спасибо. Со уже давно никто почти не говорит. Даже Родная молчит большую часть времени. Только смотрит как-то косо.

Эрдиен: - Я думал, что иду сюда утолить голод. Но приходится ограничиться тем, что я говорю с существом, которое действительно думает, что камень, брошенный вверх, обязательно упадёт вниз, - последнее было произнесено с долей пренебрежения, будто Змей разоблачал какую-то профанацию, - Ведь там, где я есть, мой голод... Удаётся утолить крайне редко. У тебя в руках то, что когда-то было моим. Поэтому ты меня видишь.

Капелла - У меня нет рук в твоем понимании, зеленый. Если ты еще недопонял - у меня тела то толком нет. Мне только холодно. Ужасно холодно. И мне проще существовать, веря в то, что камень падает вниз. Будет падать вверх, и я это увижу - подумаем. А сейчас ты говоришь об абстрактных глупостях. Они ни одного философа так и не спасли. Поэтому все мои знакомые философы либо ходили с дубиной, либо были колдунами, либо быстро умирали. Некоторые даже несколько раз. Жаль, к слову. Без этих особо грустно.

Эрдиен: - Для существа, которое спорит с тем, кого здесь нет, ты слишком здраво мыслишь. Слишком... Узко. Ты ведь умудрилась взять мою руку, которой здесь нет, своей рукой, которой вообще нет, - он удовлетворённо блеснул клыками, - Думаю, ты уже давно не в себе.

Капелла - Для тебя. Для себя нет. Моя вера творит чудеса. Или катастрофы. Не знаю, что делает твоя вера, но пока что ты говоришь, что тебя тут просто нет. Даже говоришь, что тебя может вообще нет. Но ты явно слишком плохо в это веришь, раз все еще существуешь.

Эрдиен: - Может, это ты веришь, что я существую. Если твоя вера действительно может сотворить это чудо, то ты, быть может, сумеешь меня сотворить, даже если меня нет вообще. Я могу указать место, где я мог бы быть.

Капелла - Я верю. Но я бы сделала тебя чуть другим. Так что я поверила в тебя несколько позже, чем ты в себя, - и опять она перевернулась с ног на голову. Видимо, находила в этом нечто забавное.

Эрдиен: - Но кто-то ведь натолкнул тебя на мысль о том, что в меня следует поверить? Если меня нет, то это был не я. Быть может, ты на самом деле в это не веришь? Или на самом деле в это веришь... Не ты?

Капелла - Я верю, - абсолютно твердо подметила она, - я не могу увидеть то, во что не верю. И... ты просто не понимаешь. Ты все еще считаешь себя чем-то вроде живого существа. Такому не понять суть этого мышления. Ты можешь объяснить природу безумия? А ведь оно, по сути, и есть все вокруг.

Эрдиен: - Ты даже не представляешь, как близко ты к правде... И как далеко от неё. Безумен тот, кто думает, что перед ним на столе лежит нож, которого там нет. Тот, кто может взять этот нож и перерезать им чью-то глотку, уже не безумен.

Капелла - Уже ближе к правде. Но так никто не действует. Куда интереснее подтолкнуть кого-то к мысли, что перерезать глотку - это верно. Менять других. Госпожа учила нас этому. Меня и Родную. Родную дольше. Но я все же считаю, что меня она любит больше.

Эрдиен: - Родная... - он опустил глаза, глядя на землю под парящей тенью, - Она всё понимает, но не говорит, верно? Она только меняет цвет.

Капелла - Говорит. Не меняет. Она - это я, только другая. Тень. Моя тень. Тень тени. Так говорит госпожа. А госпоже проще верить, чем ссориться с ней, - тень попыталась пожать плечами. Правда, в итоге её плечи слились с шеей на пару мгновений, но ей явно это не доставило дискомфорта.

Эрдиен: - Тень тени, у которой тоже есть своя тень, которая может отбрасывать тень... Я видел такое, когда мне снилось, что я сплю и вижу сон о том, что вижу во сне... Ты по-прежнему думаешь, что мы разные, дитя? Я не чувствую в тебе дыхания вечности. Но оно есть в той силе, которой ты владеешь.

Капелла - А, так тебе интересует госпожа? Она не говорит со всеми подряд. Она говорит только с теми, кто признает её как главную силу. Я признаю. Я считаю это правдой. Она подарила мне родную. С тех пор мы с ней почти не расстаемся. А если и расстаемся - то она быстро меня находит.

Эрдиен: - Если бы твоей госпожи не было, но ты бы верила, что она есть, ничего бы не изменилось. Мир был бы таким же... Или другим. Неважно. У тебя есть имя, дитя?

Капелла - Имя? А, ты хочешь меня как-то называть, верно? Зови меня Капеллой. Но не надейся, что я приду. Молитва - важная часть моего существования Куда важнее прочего. Чего угодно, - переворот назад. Она снова была как будто на ногах. И красные огоньки как будто горели даже не со злобой, а с интересом.

Эрдиен: - У тебя всё ещё моя вещь. Она была моей... И в этом нет никакого смысла. Обычно их находят те, кому нужно просветление, кого я могу наставить на истинный путь... Но я не вижу причины давать тебе советы. Ты идёшь своим путём. Путём силы... Путём охотника. Если бы ты пришла сюда десять тысяч лет назад, тебе здесь были бы рады. Теперь это не имеет значения... В этих лесах есть ещё кто-нибудь, кто умеет говорить?

Капелла - Тролли. Они считают меня чем-то вроде божества. Приносят дары. Маску, стул. Глупости, но такие приятные. К слову, твою вещь тоже они мне принесли. Их немного и они одинаковые. Я видела, кажется, штук пять. Другие меня не посещали, - она покачала головой, - что до посоха, то можешь придти и забрать его. Я буду даже в какой-то мере рада, если погостишь. Главное не злоупотребляй моим гостеприимством.

Эрдиен: - Если меня нет, то и палка не моя. Возможно, она твоя. Тролли либо правы в том, что обожествляют тебя, либо ошибаются в этом. Можешь вернуть палку им, если она станет тебе не нужна. Стены... Эти стены давят на меня. Они слишком тесные. Я не могу вздохнуть свободно.

Капелла - Для меня здесь нет стен. А что видишь ты? - она скрестила пальца перед собой и подлетела чуть ближе, перекатывая голову то влево, то вправо, стены древних городов? Или не древних? Или колонну?

Эрдиен: - И почему дети молодых веков так тяжело запоминают простые вещи? - Змей закрыл лицо руками, - Я говорил тебе, что меня здесь нет. И даже если бы здесь были стены, они не могли бы на меня давить. Они давят там, где есть они и я. Одновременно, но не по отдельности.

Капелла - Ты не уточнял про какие стены говоришь. Ты говорил о том, что окружает меня. Я лишь предположила, что ты можешь видеть вокруг меня не то, что вижу я. И в некотором роде я явно оказалась права, не так ли?

Эрдиен: - Ты снова упускаешь из вида ту маленькую деталь, что меня здесь нет, - он убрал от лица руки и похлопал в ладоши, - Что бы ни окружало тебя, оно меня не окружает. Это другое. Старые стены, старые камни... Их жизнь не из лёгких. Они служат моею темницей, а это, поверь, работа не самая благодарная. Они, впрочем, этого не хотели.

Капелла - Так ты зайдешь за своей игрушкой? Или она тебе в самом деле не нужна, - щупальце снова схватило посох и приподняло его над землей, оставляя так, чтобы конец был как раз перед носом эльфа, - мне с неё смысла немного. Правда, немного тоже что-то значит.

Эрдиен: - Воспоминания о прошлом... Если ты будешь смотреть внимательнее, заметишь, что истинный цвет этой палки - алый. Цвет крови, в которой она купалась когда-то... Наверное, она много значит для тех, чья это была кровь. Я бы, может, и зашёл за ней, но мне сложно ходить. Сложно двигаться. Сложно дышать... Если ты представишь, что я существую, представь, что я узник заклинания, которое сам создал и которому обучил свою сестру.

Капелла - Любопытно. А сам ли ты себя заключил? Или твоя сестра перестала уважать тебя? Дар уважения - важная вещь. Меня учили этому. Едва ли не заталкивали в голову. Заставляли повторять и верить. Я верю. Уважение - важная вещь. Сильный склоняется перед слабым. Тот, кто не помнит это - слабый. Не тебе ли разрушить собственную темницу, коль скоро ты достаточно силен, чтобы создать её? Или же уважения не доставало тебе? - она как будто хитро улыбнулась. Точнее, сделала что-то вроде карикатуры на улыбку, заставляя на лице всплыть нечто, что выходило за пределы этого самого лица. Но оно явно должно было изображать улыбку. Просто для головы побольше.

Эрдиен пригладил бородку, неподвижным взглядом сверля говорящую тень. - Возможно, я не могу сокрушить эту темницу потому, что этой темницы на самом деле нет. Но я хочу верить, что она есть. Сестра всегда любила и боготворила меня. Она хотела сделать мне подарок: чтобы я однажды проснулся и увидел совершенное королевство, о котором она мечтала. А я говорил ей, что это недостойно нас. Она хотела править смертными телами... А не душами. Это был спор, который она хотела выиграть. Она проиграла. К сожалению, мы не думали о том, смогу ли я проснуться, если она меня не пробудит.

Капелла - Все упирается в вопрос веры. Может, тебе просто стоит поверить? Мне помогает. Стены не преграда. Живые не преграда. Мертвые не преграда. Преграда те, кто верит куда искреннее меня. Их осталось так мало. Я их уже давно не видело. Иногда они не согласны со мной. И тогда стоит бежать. В этом их глупость. Они верят искренне, но верят в изменение мира. А я нет. Я считаю, что проще поменять тех, кто в этот мир верит.

Эрдиен: - Я должен был проснуться, чтобы увидеть сестру в её королевстве. Сестры нет. Королевства нет. Я мог бы представить, что они есть, впрочем, но
это было бы такой же неправдой, как то, что их нет. Возможно, мне вообще незачем просыпаться... Но эти стены давят на меня. Слишком давно. Эти камни хотят освободиться от древних клятв, которые дали моей сестре. Возможно, мне стоит разрешить их от этих клятв... Но в этом никакого смысла. Мне ведь незачем просыпаться.

Капелла - Не понимаю, - теперь она появилась чуть выше, может быть, чтобы просто смотреть на него сверху, - так ты сам решил, хочешь ли ты этого? Или, может, потому-то ты и пришел сюда. Точнее, показал себя здесь. Тебя же здесь нет, да, - она активно закивала, - мой вопрос таков: разобрался ли ты в себе, зеленый? Понимаешь ли себя? Лучше понимать себя неверно, чем не понимать. Этот урок я усвоила.

Эрдиен: - Я знаю, кем я был. Я знаю, кем я являюсь сейчас. Я вижу тысячи снов о том, что есть, чего нет и что могло бы быть... - Змей замолчал и присел на траву, обхватив колени руками, - Я не понимаю лишь одного: зачем?

Капелла - Бесцельно все существование, если ты сам не придумаешь цель. Принцип "развлеки себя сам". Я живу, чтобы служить госпоже, но времени остается слишком много. К тому же, моя форма может куда больше. Мне дали её, чтобы творить. Только я не знаю что. Поэтому жду и думаю. Это моя цель. Выдумай себе свою. Или не выдумывай. Спи дальше. Смотри свои сны. Это тоже своеобразная цель, - она ушла еще чуть выше и повернулась к нему спиной, как будто что-то выглядывая вдалеке.

Эрдиен: - Капелла... Ка-пел-ла. Ты живёшь в мире, который сделали таким, каким он не является. Я умею возвращать мир в то состояние, в котором он был с самого начала. Обращаться к его истинной природе! Но... - на секунду изо рта эльфа высунулся раздвоенный язык, - Время не даёт мне ответов на вечные вопросы. Просто потому, что этих ответов нет. Тогда... Нужно придумать их и начать в них верить. Это ты и делаешь. Это - единственное, что нам остаётся делать.

Капелла - Заходи. Обязательно зайди ко мне, если решишь проснуться. Мы будем думать вместе. И может, что-нибудь сотворим. Главное понять, что именно. Мне, в конце концов, не так часто удается поговорить с кем-нибудь, кто говорит о том же, о чем я, но при этом умудряется посмотреть на это с другой стороны. Только тролли и Родная. Неразговорчивы. Не понимают, - и снова она помотала головой, даже не разворачиваясь. А затем снова опустилась вниз, - оттуда видно далеко, но недостаточно. Где ты, к слову?

Эрдиен: - Я слишком много времени потратил на поиски того, чего нет... - он рывком поднялся, а точнее - просто исчез и появился уже на ногах, - Пора. Возможно, смысл в этом. Или нет. Неважно. Я могу ошибаться сколько угодно, мои стены никуда ведь не денутся, если я захочу вернуться...

Эрдиен: - Земля за морем. Земля, на которой жили тролли и на которую пришли мы. Земля, где светит Солнце.

Капелла - А. Дом был недалеко. Скажи, я смогу показать тебя пару образов? Это будет нечто сродни просьбе, но их невозможно описать словами. Точнее, слишком сложно. А времени у меня нет. Родная волнуется. Близится час молитвы.

Эрдиен: - Я ведь всё равно вижу сны. По правде сказать, мне всё равно, свои они или чужие, - он благосклонно кивнул.

Капелла снова скрестила пальцы и уперла взгляд в землю. Так она стояла несколько секунд, - ты видел? Ты сделаешь?

Эрдиен: - Время ответит тебе на этот вопрос, дитя... Думаю, это будет по пути. Не выбрасывай палку, она будет моим маяком. Прощай. - змей отвернулся и слился с зелёной травой и листвой. Видение пропало.

Капелла - До встречи, скорее уж, - и она тоже исчезла. И осталась лишь надпись на земле.

0

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.