Тень соколиных крыльев. Один на миллион.

9 февраля 2011

Тейгрин снова грыз яблоко. И делал это с таким аппетитом, что хруст и чавканье, наверное, было слышно едва ли не во флигеле Лайдена. Глаза закрыты, нога закинута на ногу... И на редкость самоуверенная физиономия.
Vetail с натяжкой изображала очередной ночной обход. А ходить с энергией хромой черепахи - это искусство. Особенно когда при этом еще и знаешь, что на тебя смотрят.
Vetail говорит: - Надо же, - говорила она хоть и в пустоту, но было ясно к кому обращается лучница, - ты таки не поленился и сообщил о запрете всем.
Тейгрин говорит: - Хэ-э-эй! А ну стой, кто идёт! - Силквуд приоткрыл глаза и аккуратно положил яблочко на скамейку рядом с собой, - И чего это мы тут шастаем? Не слышала о запрете?
Vetail говорит: - Слышала, что ты опять мне дерзишь. А я не хочу портить тобою очередной куст. Они у нас слишком хорошо выглядят.
Vetail все еще недовольно озиралась, примечая взглядом все здания. Похоже, и правда, все по домам
Тейгрин говорит: - Ай-ай-ай, командор. Мне придётся доложить обо всём... Погоди-ка. Тебе? А, ну тогда ещё лучше. - закончив, наконец, с шутовством, он поднялся, вытащил из-под лавки нечто свёрнутое в рулон и кивнул лучнице, - Генерал Тейгрин к твоим услугам.
Vetail пару секунд удивленно осматривала Тейгрина. То слева, то справа. Впрочем, удивление было скорее наигранным.
Vetail говорит: - Надо же, ты таки решил не брать подушку. Что случилось, решил последить за состоянием спины?
Тейгрин говорит: - Ну, чего не сделаешь, так сказать, во имя священной борьбы с ночными скребунами? Ты мне, кстати, даже "спасибо" не сказала. А ведь если б не я, то тебе, капитан, пришлось бы моего братца ещё пару дней уламывать, м?
Vetail говорит: - Ну, все бы увидели, что ты спишь прямо посреди поместья, - лучница пожала плечами, - я не в убытке. Кстати, о сне. Ты позаботился о том, чтобы твой дражайший брат не уследил за тем, как ты выползаешь из кровати?
Тейгрин на секунду задумался: "А что, правда было нужно?" Именно это можно было прочитать на его лице.
Тейгрин говорит: - Послушай, капитан... Если ты сейчас мне не веришь, то кому? Мы тут вдвоём с тобой. И на твоём месте я бы не особо медлил. А то Лайден просыпается ни свет ни заря... И если меня не будет рядом, он будет плакать горючими слезами.
Vetail говорит: - Себе верю. Не верю тому, кого могут сбить с дерева камнями. Кстати, скребуну я тоже больше доверяю, - взгляд, полный нахального презрения, да еще и кинутый "боком". Ради этого даже развернуться не жалко.
Тейгрин в ответ глупо и широко улыбнулся: - Оу, а у тебя ещё и грудь есть? Хм... Тебе прямо цены не будет, особенно если ты мне вернёшь долг. Ну что, идём?
Vetail в этот раз даже с ног сбивать не пыталась. Кусты жалко, что тут поделаешь. Зато самую такую обычную пощечину Тейгрин получил.
Тейгрин говорит: - Вот так... Ты только не увлекайся, - эльф осторожно прикоснулся к ударенной щеке, - Меня ещё сегодня не раз могут попытаться убить. Оставь силы и для них, генерал.
Vetail беззвучно выразила все, что думает об эльфе. Правда, наверное, по губам прочитать было можно, но не это её сейчас волновало.
Vetail говорит: - Пошли, - лучница махнула рукой, продолжая идти в том же темпе, что и делала "обход"
Тейгрин перехватил свой свёрток поудобнее и поплёлся следом, бормоча что-то про "вот бы ей..."
Тейгрин говорит: - Ты помнишь наш уговор, генерал? Сон, тишина, покой... "Спи, моя гадость, усни" только не пой, я эту колыбельную с детства терпеть ненавижу.
Vetail говорит: - Я запомню, - по интонации было понятно, что она запомнит для того, чтобы спеть в самый подходящий момент, - ты кричи, что ли. Только когда ногу откусят - кричи еще громче. А то как же узнаю, нужно ли идти спасать, или я еще могу проспорить пять монет.
Тейгрин говорит: - Хм... Извини, если я закричу, проснутся слуги, и тогда все будут знать, что, э-э-э... Короче, узнает Лайден, и тогда наша тайная игра уже не будет такой тайной. И придётся делиться печеньками с ним... Понимаешь?
Vetail говорит: - У нас же комендантский час. Думаешь... впрочем, твоя правда, дисциплина тут не та, к которой я привыкла, - на лице вдруг появился оттенок обиды. Какого черта он прав?
Тейгрин говорит: - Так что давай сделаем это быстро и тихо, - рука эльфа было потянулась к плечу странницы, но он вовремя её остановил: всё-таки ничем, кроме пощёчин и тумаков, такое не заканчивается.
Тейгрин бросил свёрток на пол и легонько толкнул носком сапога, развернув по каменному полу главного зала небольшое шерстяное одеяльце, или даже коврик.
Vetail говорит: - Неженка ты все же, - бросив сей презрительный комментарий, лучница обернулась. Надо бы двери открыть пошире. Или не стоит?
Тейгрин говорит: - Обижаешь! Военный разведчик, как-никак... Послушай, тебе придётся сидеть и смотреть, кабы ничего не произошло. - Тейгрин запустил руку в карман и звякнул лежавшей там медью: инструменты для коварного замысла на месте. Осталось не оплошать с реализацией.
Vetail говорит: - Как ты догадался? У тебя вчера был день рождения, и брат подарил мозги? - двери она все же решила открыть. Пока что считает, что охотится на малоразумного зверя.
Тейгрин говорит: - Ну, почти. Загадал желание зубной фее. Ты же мне почти что выбила зуб как-то... Вот, оно почти сбылось, - Тейгрин растянулся на подстилке, подложив одну руку под голову, вторую держал в кармане. Нужно только выждать момент, и...
Тейгрин говорит: - Расскажешь мне сказку на ночь?
Vetail говорит: - Я могу спеть тебе колыбельную, - для натуральности эльфийка даже глубоко вздохнула и прочистила горло. Последнее было особо угрожающе.
Тейгрин покивал в ответ и зажмурился: угроза явно подействовала в точности наоборот.
Тейгрин говорит: - Ну-у-у-у?.. Ты ведь хорошо поёшь, верно?
Vetail несколько секунд пялилась на "слепого" Тейгрина. Соблазн ударить его ногой по носу был велик, но что-то заставило её просто тихо покрасться к лестнице.
Тейгрин косо глянул на лучницу из-под наполовину прикрытых век. Потом перевернулся на бок, спиной к ней. "Только бы сейчас не проколоться..."
Тейгрин как можно аккуратнее достал из кармана медный пятачок и щелбаном его запустил куда-то в темноту. Монетка звучно ударилась о какую-то колонну и зазвенела по ступеням.
Vetail , похоже, банально застыла. Даже если какое-то ужасное металлическое чудовище собиралось пробраться в поместье, она не стала бы стрелять хотя бы потому, что дала клятву позволить этой твари сожрать кусок своей "наживки". Хотя бы маленький.
Тейгрин говорит: - Эй... А ты разве ничего не слышала? - вполголоса осведомился эльф, мысленно ругая себя за то, что его гениальный на первый взгляд план уже на второй взгляд оказался очень тупым.
Vetail помотала головой. Голос Тейгрина было слышно куда хуже монетки. Впрочем, сам факт того, что это говорит не какая-то тварь, ей был понятен, но смысл... терялся.
Тейгрин укусил себя за нижнюю губу: "Что же делать? Неужели правда придётся спать тут на полу? Да и дверь открыта, а там какие-то твари шастают..."
Тейгрин говорит: - Командор... Посмотри. Там, - это было сказано чуть тише, но отчётливо и медленно.
Vetail нервно огляделась по сторонам. Поразмыслив, что раз он так активно лепечет, то можно и послушать, рейнджер согнулась и шустро пробежала к своей "наживке".
Тейгрин говорит: - По-моему, я что-то видел. Оно заглянуло и... И выбежало.
Vetail говорит: - Что за лабуду ты несешь, а? - снова этот противный хриплый голос, - я же, в конце концов, жду пока оно тебя съест.
Тейгрин говорит: - И кто из нас сейчас больше похож на клоуна? - Тейгрин старался, как мог. Голос был серьёзен и даже слегка дрожал от страха, - Если эти твари
Тейгрин говорит: уже там, то они за тобой следили. Ты за собой хвоста не замечала?
Vetail говорит: - Можешь броситься за ними в погоню. Практика показала, что они как минимум неуловимы, если хотят того, - рейнджер, впрочем, прошла чуть дальше, к дверям.
Тейгрин говорит: - Попробуй затаиться там. И не спускай глаз с дверей, командор! Вот увидишь, они там... Хоть морду разглядишь, уже польза, - решив, наконец, что время настало, Тейгрин аккуратно вытащил из кармана медный медальон на шёлковом шнурке.
Vetail уже собиралась возвращаться на позицию, но металлический блеск на мгновенье привлек её внимание. Тень сомнения, но поднимать монету рейнджер не стала. Лучше быть уверенным и пока поиграть по чужим правилам.
Vetail говорит: - Я здесь, если что, - ощупав стену позади, она вновь затаилась.
Тейгрин в это время сосредоточенно вглядывался в силуэты, освещаемые жаровнями снаружи. Мрачные колонны... Пожалуй, ночью тут жутковато. Лучницу видно совсем плохо. Интересно, значит ли это, что и она его не видит? Нужно проверить. Эльф медленно расстегнул свой пояс.
Тейгрин говорит: - Знаешь, капитан, если они там, то бей лучше палкой. Держи её под рукой! - надеясь, что слова несколько заглушат шорох ткани, он чуть приспустил свои штаны и замер, дожидаясь реакции.
Vetail и в этот раз обратила на сторонние звуки мало внимания. И, видимо, по тем же причинам, что и в прошлый раз. Впрочем, услышит еще одну монетку - подойдет и отберет все.
Тейгрин натянул штаны обратно. Конечно, то, что он не услышал язвительного комментария лучницы, ещё ничего не значило. Он подвинулся, освободив место на одеяле, и постучал по нему медальоном. Магическая вещица несколько раз дёрнулась в руке хитреца, но тот удержал её на одеяле. Над ним поплыло туманное марево, которое едва ли можно было различить во мраке... И вскоре на подстилке перед Тейгрином лежал второй такой же. Снова замер. Снова ждёт реакции...
Vetail явно занервничала. Подозрительное туманное марево, да еще и... как-то резко Тейгрин потолстел. Впрочем, сомнения были недолгими. Лучница пустила стрелу. Не ясно только, в кого она хотела попасть, но дабы узнать результат, она передвинулась поближе.
Из темноты послышался сначала короткий вскрик, потом - стон, постепенно перетекающий в какое-то растя-я-я-янутое нецензурное слово на всеобщем. Так уж вышло, что наконечник стрелы Ветайл задел ухо настоящего Тейгрина, а иллюзия по воле случая осталась нетронутой. Бедолага схватился рукой за ухо. Ничего членораздельного в его стонах различить не удавалось.
Vetail говорит: - Что ты там визжишь? - иного грубого описания сего акта рейнджер не придумала. В этот раз её даже как-то осторожность оставила. Подойдя как можно ближе, рейнджер уже хотела было спросить какого черта происходит, пока не увидела двух Тейгринов, лежащих неподалеку.
Тейгрин говорит: - Коман... Дор, огр тебя подери! - выдавил из себя эльф, приподнявшись на локте и уставившись на Ветайл как на врага эльфийского рода, - С ума спя?..
Vetail выдала действительно ужасную и нецензурную речь. Описывая её цензурно, оставить на месте можно было бы только слово "Какого". Впрочем, она таки остановилась, ожидая объяснений. И вид её был ужасен.
Тейгрин говорит: - Стерва! Какой идиот тебе только лук дал в руки?! - прижимая руку у уху (к слову, между ухом и ладонью определённо что-то было, да и оттуда свешивался красный шёлковый шнурок), он поднялся, волком глядя на обидчицу, и потянулся свободной рукой к шпаге на поясе.
Vetail осторожно поглядела на второго Тейгрина, который все так же лежал на земле. Секунду поколебавшись, рейнджер выхватила посох и нанесла удар по иллюзии. Ну, а потом и по обычному Тейгрину. Для надежности
Тейгрин даже не успел обнажить оружие, как его повалили на пол. Скрежетнув зубами от бессилия и злости, он запустил прямо в голову лучницы медальоном.
Vetail , получив по зубам ювелирным украшением, отпрянула на шаг. Похоже, было и правда больно, но зубы остались на местах.
Тейгрин говорит: - Дура! Стерва! - не унимался раненый, для пущей убедительности стуча кулаком по полу, - Истеричка! Какого?.. Куда ты?! Чем ты... Да и вообще, какого чёрта?..
Vetail говорит: - Что за хрень ты хранишь под одеялом. Трахаешься сам с собой по ночам? И... - эльфийка подняла с земли предмет, который недавно был в неё брошен, - какого черта ты еще и брошками в меня кидаешься?
Медальон, сделанный из меди, с незамысловатым узором и с шёлковым алым шнурком, теперь ещё и заляпанный кровью Тейгрина.
Тейгрин говорит: - Да какое твоё дело?! Если и так, сама сказала, что я тут могу хоть... И вообще. Это ты! Ты на меня напала! - теперь Тейгрин почти что орал. Такими темпами он весь дом на уши поднимет, - Тебе за это... Да я... Да Лайден тебя!..
Vetail в этот раз не стала его прерывать. Глубоко вздохнула, игнорируя все ругательства, и постаралась успокоиться. Выходило так себе, но это лучше, чем продолжать бессмысленные крики.
Тейгрин говорит: - Хотела меня покалечить, хоть бы предупредила! - кое-как поднявшись на ноги и одарив обидчицу ещё одним взглядом из серии "ты, конечно, ничего, но я тебя уничтожу и порву на куски". После этого эльф побрёл в сторону выхода, сильнее прижимая ладонь к уху.
Vetail говорит: - Я искренне надеялась, что эта хрень под одеялкой тебя уже прикончила. Как видишь, мои надежды не оправдались... - рейнджер секунду помолчала, - куда попала хоть?
Тейгрин говорит: - Спасибо, что не в голову, - буркнул он в ответ. По-прежнему зло, но уже спокойнее.
Тейгрин говорит: - И отдай мне игрушку.
Vetail говорит: - Придешь за ней завтра, если оно тебе, конечно, интересно, - скорее для насмешки, она напялила эту дешевую цацку на шею.
Тейгрин говорит: - Да подавись... Шлюха.
Тейгрин затрусил к выходу быстрее: у неё всё-таки ещё лук есть.

0

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.