О церкви и борделе - I

3 октября 2011
Персонажи: 

А также в ролях: Рак, Себастьян

Часовня на окраине Кабестана, ночь
Себастьян стоял на коленях перед алтарём, сложив вместе костлявые ладони, и бормотал себе под нос молитву. Потом он поднял глаза на резной сундук, стоящий среди свечей, и обратился к нему вслух. - Смогу ли я сделать то, что задумано? Дай мне знак. Я хочу знать, праведно ли моё начинание. Быть ли в Калимдоре... Нашей вере. Вы обе... Знаете, что я не жалею сил и времени, чтобы укрепить её здание тут, на Калимдоре. Я добыл деньги. Добыл реликвию. Мне нужен знак... Чтобы начать.

Капелла: - Мило смотрится. Но попахивает какой-то корыстью, нет? - отдалось эхо от стен мрачной церкви. Казалось, что звук идет вообще отовсюду, а спецэффект - так, для приличия, - добыл деньги. Добыл реликвию. Только вот уверен ли ты, что все это было необходимо? Право же, отстраивать храм надо силами верующих, нет? - и пустота отразилась коротким хихиканьем. И тут же вновь воцарилась тишина и недвижимость. Даже тени собора как будто были согласны с этим.

Себастьян упёрся ладонями в пол и низко склонил голову перед алтарём. - Ты слышишь меня... Благословенны твои ночи. Я следую заветам и иду к силе - тем
путём, который вижу. Он наверняка не самый короткий и не самый лучший, но в этой бесплодной земле нам ещё предстоит пустить корни. А для этого нужно посеять. Я как пахарь... Одинокий пахарь, который хочет взрастить зерно в пустыне. Я сею, сею, но хватит ли мне сил?

Капелла: - Одному? Нет конечно. Ты только не путай меня с ней. Я упрекаю, а она принимает дары и дарует благосклонность? - тень обрела форму. Без всякого стыда она расположилась в воздухе, подпирая голову одной рукой и слегка покачиваясь, будто бы на волнах, - мне, честно говоря, не совсем ясен один, не различающий тени, но между тем что-то делающий. На что у тебя вообще хватит сил, позволь узнать? На получение золотых кружочков?

Себастьян: - Ты... Прервала мою молитву, - прохрипел жрец и поднялся, заскрипев костями, - Я вижу... Красная планета пересекает небесный круг. Да, так и есть, - он развернулся и пихнул книгу на полке, заставив шкаф отъехать в бок, - Звёзды предначертали мне приход Вестника. Это, стало быть, ты... Ты всё равно вошла, поэтому я тебя приветствую в моей обители. Себастьян остановился перед алтарём со свечами, бросив ещё один короткий взгляд на прозрачную гостью, и раскрыл старинную книгу. Он переворачивал страницы бережно, опасаясь повредить, и искал нужную.

Капелла: - Надо же. Поменяйся мы местами, я бы выгнала тебя без зазрения совести. Впрочем, едва ли я оказалась бы на том же месте, правда. Но раз уж тут такая удача, - не приземляясь она отвесила поклон. - У тебя, кстати, отличная паства. Ноль. На золоте презренных, похоже, дороги к вере не построишь, верно? - она взмахнула рукой и такая же, как и она, тень уселась на лавку. Впрочем, эта была молчалива, хоть и, кажется, вполне себе довольна таким положением. Наверное, хоть где-то во взглядах сошлись.

Себастьян: - Сегодня - ноль, а завтра - в десять раз больше, - спокойно произнёс мертвец, - И я не так давно приступил. Впрочем, ты права. И слишком хорошо осведомлена обо мне, а я о тебе знаю только то, что ты не упоминалась в так называемом "гримуаре архиепископа Латерия", - он с важным видом указал на книгу перед собой. - Так кто же ты? Враг, вестник или советчик?

Капелла: - Не хочу тебя расстраивать, но ноль на десять будет ноль. А о тебе я знаю только то, что слышала. И еще пара теней здесь это знают. Они вообще многое знают, да, - голову она положила на другое плечо, стараясь хоть как-то воссоздать на своем "лице" эффект наигранной задумчивости, - и, к слову, перед тем как рассказывать, если я все же буду это делать, зачитай мне то, что тебе известно. Просто для полной уверенности.

Себастьян: - Нет, ты не тот вестник, который есть в этой книге. Похоже, что не тот. Тот зовётся властелином снов и шёпотов, ненавидит цифры и обожает лакричные конфетки, - жрец поправил челюсть с крайне задумчивым видом, - Но я умею читать по звёздам, а они в один голос твердят, что скоро придёт вестник, что протянет мне руку помощи в моих делах и даст ответ на главный вопрос... Ты знаешь этот ответ?

Капелла: - Ты что, читаешь детские сказки? По звездам? Увлекательно, наверное. Что до ответов, то... - она наконец спустилась вниз. Тем временем смутные уже мелкие её копии продолжали заполнять лавки, - сказать по чести, в том виде, в котором это есть сейчас - провал обеспечен. По двум причинам Одна относительно высокая, а вторая несколько низкая, но от этого, как бы мне противно ни было, не менее серьезная. С какой начать? - на этот раз она, кажется, даже не насмехалась. Или делала это не столь очевидно. В общем, звучало почти не оскорбительно.

Себастьян: - Звёзды - не детские сказки, - огрызнулся жрец, - Небеса - великая Тень, которая смотрит на нас своими светящимися глазами. Только глупец не видит своего будущего на её лице! - он захлопнул книгу и какое-то время постоял молча, как бы решая, разозлиться или нет, - Ты властвуешь над мелкими тенями, я же говорю с самой тенью этого мира. Впрочем... - видимо, он всё же решил остыть и снова наклонился над книгой, - Если ты принесла весть, тебе предначертано её сообщить.

Капелла: - Угу. Я тоже трачу время на молитву. Только вот мне, слышишь, мне подарили власть над тенями. А ты продолжаешь говорить и использовать методы живого, стараясь достичь хотя бы такой же власти, - что до причин. Первую я втолковываю тебе уже несколько минут. Ты прибыл один, ты слаб один и абсолютно не имеешь представления о том, какой противник тебе противостоит на просторах пустошей ну и, пожалуй, твои методы здесь не подходят, - снова чуть вверх, - вторую говорить?

Себастьян: - Я, если ты заметила, хочу обратить в нашу веру живых. Мне нужны нити, за которые можно дёргать, чтобы ими управлять. А это - жёлтые кругляки... Они от них без ума. Вторая - более приземлённая, не так ли? Я весь - слух.

Капелла: - У тебя бордель перед церковью, - и тут она совсем замолкла, а мелкие тени вновь слились в одну единственную, но все также ждущую проповеди.

Себастьян: - Что?! - Себастьян отпрянул от алтаря и уставился сверкающими глазницами на Восходящую, - Не может быть такого... Постой. Звёзды указали это место. Был подан знак, три пентакля в круге, седьмой дом!

Капелла: - Может, ночь без луны и звезд все же как-то вернее, нет? К слову, сам по себе бордель это не особо страшно. Только надо либо объединить, выдав в результате что-то совсем уж не укладывающееся в голове того, кого еще ограничевают размеры черепной коробки, либо снести что-нибудь из этих двух заведений. Даже и не знаю, что ты выберешь? - еще выше. Как будто бы она летала где-то в облаках, полная своих мыслей.

Капелла: - Церковь вам не бордель, - заскрипел зубами жрец и схватился за голову, - Немыслимо... Верные последователи идут ко мне, но их ловят голые живые девки и заталкивают в койку?! Должен был быть знак! Нет, нет, не может быть... Я уже три дня в этом храме. Не было ни одного знамения!

Капелла: - Ты не пробовал гадать на кофейной гуще? Мне в молодости это советовали наравне с гаданием по звездам, - тень глядела на него сверху вниз, а красный огонек как будто чуть затух, создавая эффект прищура, - я говорю о том что могла бы видеть, слышать и чувствовать, коль скоро у меня было бы тело. А так, я всего лишь вспомнила то, что должна чувствовать при подобных колебаниях.

Себастьян: - Гоблины заломили цену на кофе. Я не покрою расходов, - он вяло махнул костлявой рукой, - Эти маги, они такие приземлённые... Совершенно не думают о том, что великие проекты нужно достойно финансировать, а не грошами, да ещё и взамен... Тьфу ты. - Себастьян спустился по ступенькам с кафедры и прошёлся между рядов скамей. - Этот город полон соблазна и суеты. Я был уверен, что тут есть те, кому эта суета надоела, но бордель... Соблазн иногда сильнее разума.

Капелла: - В самом деле, может, устроишь разврат и у себя? Хотя... - буквально секунду она была в думах, а затем резко выкрикнула, - нет. Разврат с тобой - плохой способ завлекать последователей. Впрочем, правда, привлекутся зато такие, которым точно понравится, - длинное, задумчивое мычание продолжило её фразу.

Себастьян: - Ты точно не плод моего воображения? - он поскрёб подбородок костяным пальцем, - Могла бы и догадаться, что я дал все положенные обеты ещё при жизни, а посмертие, знаешь ли, не делает голых девок более желанными. Впрочем, это взаимно. Хм... Нам нужны такие последователи, которым не нужны продажные девки.

Капелла: - Черт, приятель, не хочу тебя расстраивать, но пять лет назад один мой старый знакомый устроил оргию вместо молитвы. И он как минимум еще год после этого существовал вполне себе сносно и, кажется, даже в какой-то мере получил свою долю благосклонности. Ты бы забыл о всяких прижизненных обетах, а? Они только мешают, - тень с лавки понемногу зашагала к ним. Правда, совсем уж понемногу.

Себастьян: - Я не сторонник этих... Радикалов. Они слишком шумные. Привлекают много внимания. Суетные и мелочные... И вообще, это дорого. Если эта огрия поломает мебель и пожжёт мои книги, придётся искать того, кто согласится продать душу демонам ради кредита. Или гоблинам. Но у демонов проценты ниже.

Капелла: - Так, давай еще раз, по порядку, - она встала с другой стороны алтаря, тем временем её вторая тень была как раз позади самой Капеллы, - тебе надо привлечь к Тени живых, в качестве, замечу, последователей. Ничего не имею против, хотя, как по мне, это неправильный подход делу, но бр-р, - она помотала головой, - так я все верно поняла?

Себастьян: - Верно, если бы речь шла о том, что я думал пару часов назад... Если подумать, я слишком хорошо знаю живых, чтобы сказать, куда они пойдут - в церковь или в бордель - если обе есть в наличии и, как ты говоришь, рядом. Хм... Живые - они слабые. Жадные. Любят деньги. Все продаются, вопрос только в цене. С такими... Мы не воздвигнем тут наш храм, - он заложил руки за спину и принялся расхаживать взад и вперёд, поскрипывая суставами. - О чём это я? А, да... Храм. В эзотерическом смысле, разумеется.

Капелла: - Я уже говорила. Как по мне, твоя главная ошибка - это попытка что бы то ни было сделать в одиночку. Тем более вот такое, - она даже взмахнула руками, якобы показывая масштаб, - а бордель это скорее последствие. Но вот не привлекать при этом внимания - значит идти против себя же Но я все равно не понимаю идеи этой популязации. Тень - религия мертвых. Смерть - её добродетель. Я могу, скажем, привести сюда пяток троллей, но какой в этом будет смысл? Они даже не поймут самих догматов, ведь те созданы для мертвого.

Себастьян: - Дело не в том, что живым нужна наша вера, а в том, что нашей вере нужно расширяться! - он тоже взмахнул руками, выписав круг едва ли не больше показанного тенью, - Наше появление - закономерность и неизбежность. Это наши солдаты, вдохновлённые нами, совершили в Нортренде то, о чём прежде боялись подумать! Наша вера истинная. И ютиться ей в развалинах старой столицы... Несолидно. Впрочем... - он опустился на лавку, - Для этого расширения вовсе не обязательно наличие живых, если подумать.

Капелла и её копия вместе повернулись в сторону жреца, - с тобой все куда сложнее. Ты даже в цели своей толком не уверен. Как же ты будешь идти к чему-то, если боишься сломать несколько чужих жизней? Это разве препятствия? - тень снова рассмеялась, - между тобой и целью не должно быть препятствий.

Себастьян: - Это я - боюсь? Твои тени явно не знают всего на свете. Идти к цели напролом - совсем не мудро, я выбираю самый лёгкий путь из тех, которые вижу. Убить пару-тройку жителей этого города - вовсе не проблема, но если погибнет слишком много сразу... Нужно действовать осторожно. Скрытно. И
быстро, чтобы не успели опомниться.

Капелла: - Самая легкая дорога - самая длинная. Я оставлю позади пустоши, но добьюсь своего. И я повторяю вопрос, - она подлетела поближе и прикоснулась к его лицу, - ты сам веришь в необходимость того, чего хочешь достичь?

Себастьян: - Весь мир должен быть наш, вот во что я верю. И пока Калимдор не улетит в небеса, он тоже должен быть наш, - невозмутимо ответил священник.

Капелла: - Молодец, - она, казалось, хотела создать эффект хрипа, - так почему же ты сидишь здесь? Какой следующий шаг ты должен предпринять? - Капелла залетела ему за спину, продолжая как будто бы ощупывать лицо. Впрочем, едва ли её касание мог почувствовать другой мертвец.

Себастьян: - Время для меня не имеет значения, - он говорил всё так же ровно и спокойно, - Нужно всё обдумать, и только потом действовать. Хотя скорейшее завершение дел было бы приятно... Я пока был занят освящением храма и его связью с Тенью, и раз ты смогла сюда пройти, не безуспешно. Необходимо изучить поле боя. Потом - выбрать оружие, найти солдат... И нанести удар.

Капелла: - А кто враг? Бордель? Развратные девки? - наконец она оторвалась и вновь перелетела в зону его видимости, - ты их изнасилуешь, а потом съешь да? Или просто съешь, учитывая твою брезгливость в отношении первого пункта? - вознесшаяся приложила палец к тому месту, где, вроде как, находились губы, - заинтриговал, да.

Себастьян: - Возможно, они. Возможно, и нет. А если они не враги, то они или оружие, или помеха. Я бы предпочёл первое. Как думаешь, в этом злачном месте есть лекари, способные побороть лихорадку или чуму? Я про город в целом, конечно.

Капелла: - Шаманы, друиды, прочие знахари, магия которых работает, но даже они не знают как. Только зачем тебе болезни? Что, есть какой-то яд, который промывает мозги, если заражение прошло половым путем? Или ты таки правда хочешь устроить резню, хотя минуту назад убеждал меня в обратном?

Себастьян: - Резня - верный, но самый трудный способ решить задачу. Возможно, оно того не стоит. И мне всё равно придётся выписать из столицы заражённых крыс. Сама подумай: если живые в этом заведении будут подхватывать жуткую болезнь и умирать, его сожгут. Или не сожгут, тогда у нас будет постоянный очаг заражения.

Капелла: - А еще в мире пока есть не так уж много болезней, которые в самом деле никак нельзя исцелить обычными методами. А вот врачи-самоучки у гоблинов ну точно найдутся. Будут усатые, безногие шлюхи. Так асексуально, что даже привлекает внимание, да, - она покивала как будто сама себе, - в общем, вопрос такой: ты слышал о том, что никакие боевые действия не ведутся без тщательной разведки? А то представь вывел ты поганище на поле боя, а тут осадный танк мимо проходил...

Себастьян: - Я же тебе уже говорил, что собираюсь изучить поле боя, и только потом искать подходящее оружие. Что, на вершине уже можно не слушать? - прикрикнул жрец. - У тебя есть имя?

Капелла: - А зачем тебе? - с каким-то нажимом уточнила тень, - а противоречишь сам себе ты через предложение. Мне просто лень каждый раз об этом говорить. Времени всегда так мало, - она посмотрела вверх, - а делать надо всегда так... много.

Себастьян: - Этот мир сам себе противоречит, иначе бы мёртвые не ходили по земле. Мне нужно как-то тебя называть. Или ты думаешь, что ты единственная тень, которая мне является?

Капелла: - Не единственная, значит. Расскажи о других. Не считая, конечно, гадание по звездному небу и кофейной гуще.

Себастьян: - А они все одинаковые. У них нет ни имён, ни лиц... Только они не умеют воплощаться. Ползают по стенам и дают ответы. Или не дают ответы.

Капелла: - Тьфу. Я думала, может, что серьезное. И как же ты их различаешь, что тебе нужно имя вот конкретно для меня и моей родственницы, а? - та самая родственница, к слову, куда-то то ли испарилась, то ли умело слилась с силуэтом своего оригинала. Во всяком случае, не видно.

Себастьян: - А я разве их различаю? Одна синяя, другая, кажется, розовая... Не уверен, что это вообще не одна и та же. Они говорят, но не проявляют разумности.

Капелла: - Зря ты так. Наступит день, скажешь, что госпожа - всего лишь энергия, откуда ты черпаешь силы. Большая ошибка. Так зачем тебе нужно мое имя? Чего ради ты собрался звать меня и ожидать, что я приду?

Себастьян: - Потому что ты придёшь... - он скрестил пальцы и положил сверху подбородок, - По той же причине, по которой пришла сейчас.

Капелла: - Я искала равных, а нашла брюзжащего, одержимого бредом старика. При этом далеко не факт, что он меня старше. Так зачем я нужна тебе? Хватит говорить глупости о том, что это мне необходимо твоё общество, - громкость как будто нарастала по параболе. Плюс эхо, прекрасное дополнение.

Себастьян: - Страх, - заключил старик. - Ты не найдёшь себе здесь равных. Мне нечего бояться, а ты боишься раскрыть своё имя. Тебе скучно, а ближайшие последователи Учения за морем - северным или восточным, ты уж сама решай. Себастьян снова прошёл к шкафу и нажал на потайную книгу, заставив его отъехать.

Капелла: - Это ты ответил на мой вопрос? Самокритично, но как-то несогласованно, - она снова выглянула из-за книжных полок, - я не представляю, с чего бы мне вдруг не решить поучить тебя уважению. Но в самом деле, может, у тебя есть причины? Комплексы там какие из детства?

Себастьян: - У меня нет нужды знать твоё имя, было только желание. Чтобы внести ясность. Определённость. Я вернусь к тому, от чего ты меня оторвала, если ты не против.

Капелла: - Не-е-ет, вот теперь ты так просто не отвертишься. Наносить мне обиды - оскорблять всех нас. Идти против стаи - верная смерть, - она снова растворилась в воздухе. А затем свечки начали гаснуть. По одной. Понемногу. Но везде.

Себастьян скрипнул зубами и опустился на колени перед алтарём. - Нет никакой стаи. Мы ищем ответы в темноте. Каждый - свой ответ. И в этом наша сила.

Капелла: - Ты не видел их. Ты не знаешь, кто они такие. Как же смеешь ты, мелочь, говорить что я боюсь? - как только последняя свеча погасла, тени вокруг жреца начали сгущаться, превращаясь сначала в тяжелый туман, затем в нечто жидкое, а после стали подобны плоти в причудливой форме, - ты правда считаешь, что тебе хватит веры после этого остаться безнаказанным?

Себастьян: - Ты злишься... Ты всё ещё одержима страстями. Не ты ли говорила, что смерть - добродетель? - он сложил ладони вместе и устремил взгляд в потолок. Свечи снова стали загораться, но теперь они светились чёрным пламенем, - Смерть души и тела. Вот что необходимо для обладания силой. Напади на меня сейчас и поймёшь, как это глупо - поддаваться порыву чувств. Давай.

Оно опутало его ноги и подняло в воздух, повесив перед алтарем вниз головой, изредка покачиваясь, якобы под весом тела. Впрочем, для подобной вещи вес едва ли имел значение. Комментариев не последовало. Она явно ждала реакции.

Себастьян: - И ты знаешь, что мои слова истинны, - протянул жрец, - Поэтому злишься сильнее. Оставь это. Ты должна быть мёртвой. Ты мертва! И если это так, то у нас нет повода для вражды.

Капелла: - Расскажи мне о божественном начале всего сущего, будь добр. Вслух. И хорошенько подумай над собственными словами, - отпускать она явно не собиралась. Чего, спрашивается, ради?

Себастьян: - Зачем?

Капелла: - Чтобы я не оторвала твоему телу ноги. В твоем положении их потерю очень... сложно возместить.

Себастьян: - Логично... Мир создан таким, что он связан с каждой личностью. И каждая личность способна изменять мир так, как ей этого захочется, если у неё на то хватит силы воли. Наша вера - наука о том, как воспитать эту силу.

Капелла: - Младшие божки подчиняются старшим. И все они подчиняются Госпоже, - она показалась перед его лицом, - так неужели тебе не страшно терять свои возможности просто из-за того, что хамоватая девочка решила поиграться? Или, ох... может, хамоватая девочка просто показывает, что стоит чуть выше?

Себастьян: - Хамоватую девочку дёрнули за нитку, нашли её слабое место и ударили по этой струне... Словом. И она отвечает! Хамоватая девочка владеет большей силой, чем я, но мои струны тебе неизвестны. Так ответь же ты мне, о великая, почему смерть - добродетель?

Капелла: - Явно не потому, почему думаешь ты. Моя смерть - это лишь лучшая форма. Но не содержание. Если же твой внутренний мир изменила гибель, позволь узнать, о каких таких старых обетах ты мне рассказывал? - на её лице появилось подобие улыбки. Черная скобка, чуть чернее всего остального.

Себастьян: - О тех, которые мне теперь неизмеримо проще соблюдать. Смерть учит дисциплине. Терпению. Свободе от страстей и порывов, которые управляют живыми, делая их марионетками в руках кукловодов, - кажется, перевёрнутое положение и вполне неиллюзорная возможность лишиться части конечностей не мешала жрецу говорить всё тем же загробным спокойным тоном, - Если у меня и есть слабые места, то одним богам они известны. А твои... Налицо. Ты в ярости, готова меня уничтожить, но твой враг - не я, а ты.

Капелла: - Пожалуй, убить тебя - слишком просто. Но я знаю иное решение, - на её руке блестело кольцо. Как ни странно, оно там вполне спокойно крепилось, хоть тень, вроде, не совсем материальный объект, - поэтому я преподам тебе другой урок, - одно касание темно-пурпурного камня. Что-то явно изменилось от этого движение, слишком прост для раскрытия был бы блеф. Но что? Впрочем, после этого она сразу же исчезла.

Себастьян рухнул на пол, загремев сразу всеми костями. Потребовалось время, чтобы понять, где верх и низ, и более или менее собрать конечности в кучу, подняться.

0

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.