О грозах, птицах и человеколюбии.

1 июня 2011
Персонажи: 

В роли Вилваринна Тарса - Deilus.
Над Пиратской Бухтой вновь собирались густые тучи, сулящие очередной тропический ливень. Наглая птица с изогнутым клювом, противно вопя своим визгливым, громким голосом, пролетела над самой водой и поднялась повыше, явно выискивая себе укрытие. Подбитый глаз служил отличным напоминанием пернатой бестии, что пытаться залететь в ближайшие доки - не самая лучшая идея. Поэтому, слегка поразмыслив своим маленьким мозгом, чайка решила усесться прямо на широкополую шляпу какого-то бродяги, который, опираясь спиной на бочку, мирно посапывал под ветхим навесом, закинув ногу на ногу. Лица незнакомца видно не было: из-под широких полей шляпы выбивались лишь лохматые пряди светло-русых волос, изрядно выгоревших на солнце и приобретших пепельный оттенок. Одет парень был в тонкие тёмно-фиолетовые штаны, заправленные в высокие эльфийские сапоги, которые явно «просили каши», некогда изящный камзол, из-под которого выбивался чуть оторванный ворот грязной рубашки. За пояс был лихо заткнут довольно внушительного вида пистолет, а в невзрачных ножнах висела длинная шпага с простым стальным эфесом без украшений...
...Над Пиратской Бухтой вновь собирались тучи.
«Когда, имп возьми, закончатся эти мерзкие дожди?!..
- Вот, госпожа Искра, всё самое свежее собрал, - торопливо бурчал лавочник, заворачивая в бумагу мясной рулет, и крепко перевязывая свёрток бечевкой, под пристальным взглядом внимательных зелёных глаз стоящей перед ним Тинты. Рядом с мясом на рассохшемся деревянном прилавке лёг свёрток с вяленой рыбой и куль с высушенными хлебцами, а бурдюк с водой полукровка уже спрятала в свой заплечный мешок.
- Стало быть, - льстиво продолжил лавочник, пододвигая провиант к покупательнице, - отправляетесь куда-то снова, а?..
Девушка, чуть нахмурила тонкие брови. Человек непроизвольно сглотнул, и пробормотал:
- Мне, впрочем, абсолютно не важно, вовсе не важно, совершенно, можно сказать, всё равно же...
- Я отправляюсь в Темнолесье, - спокойно произнесла Тинта, дождавшись, пока лавочник окончательно запутается в словах и испуганно затихнет. - За лекарственными травами. Подумай, не понадобится ли тебе какое-нибудь... Лекарство в ближайшее время. Ты совсем себя не бережёшь, проводя столько времени в компании этого алкоголика и головореза Триннсо... Кстати, не рекомендую продолжать извещать его о моих экспедициях. Иначе тебе понадобится не лекарство, а противоядие.
С этими словами Тинта сгребла покупки в мешок и вышла из лавки, бросив онемевшему от страха человеку золотой.
Прохладная капля упала на нос девушки. За ней ещё одна, и ещё. Полукровка вдохнула полной грудью солёный морской воздух... Осточертевший запах рыбы, нечистот и дыма.
"Обожаю Пиратскую Бухту..." - рассеянно думала Тинта, неспешно шагая в сторону причала.
А чайка, тем временем, сообразила, что лучшего обиталища в её пустой птичьей жизни ещё не было, а посему - стоит ловить момент. Кривой клюв уверенно тащил одну соломину за другой из широких полей, постепенно превращая странную, не не безнадёжную конструкцию, в неплохую заготовку для гнезда.
Почувствовав наконец неладное, обладатель широкополой шляпы начал просыпаться, сонно тряхнув головой, надеясь стряхнуть что-то, так некстати давящее на гудящую и без того голову. Но не тут-то было, наглая птица с хозяйским видом лишь покрепче вцепилась в шляпу, которую уже считала безраздельно своей, явно не собираясь никуда уходить или улетать. После минутной борьбы с ловко балансирующим интервентом, бродяга наконец-то открыл заспанные глаза и недоуменно попытался стащить шляпу с головы, надеясь разглядеть что же с ней сегодня не так.
Отчаянные крики чайки, раздающиеся в непосредственной близости, привлекли внимание Тинты. Девушка оторвалась от изучения насквозь промокшего дерева, и её взгляду предстала презабавная картина. Опасаясь спугнуть такой яркий образчик местного колорита, она оперлась на обрубок ближайшей сваи, и заняла позицию скромного наблюдателя.
Удивлённые глаза эльфа встретились с наглыми глазёнками птицы и, будучи и без этого достаточно большими, заметно округлились.
- Ах ты, пернатый засранец! - как это часто бывает не только у людей, виноватым во всех бедах оказывается первый, кто попал под горячую руку. Эльф ловким движением схватил чайку за горло, и принялся было душить, но та издала такой жалобный крик, что парень лишь досадливо поморщился и вышвырнул помятую птицу на волю. Ливень уже начинал потихоньку накрапывать.
- Больше чтобы тебя здесь не видел! Твою ж... Моя шляпа! - чайка перед своим торжественным уходом успела оставить Вилу маленький, но весьма гадкий сюрприз, дабы наглый захватчик её гнезда не торжествовал столь безнаказанно.
Спать бродяге больше уже не хотелось, он приподнялся на ноги и принялся отряхивать пыль со штанов, не забывая при этом хищно коситься в ту сторону, куда улетела птица. А улетела она примерно в направлении местной таверны. Невольно встретившись взглядом со скромным наблюдателем, эльф перестал очищать свою шляпу и небрежно сунул её куда-то на бочку.
Наблюдая за встрёпанной птичьей тушкой, удаляющейся прочь со скрипящими воплями, Тинта невольно отвлеклась от второго участника сценки. Вновь обратив на него внимание, девушка неожиданно для себя встретилась с ним взглядом. Полукровка поправила капюшон, и помахала незнакомцу рукой.
Эльф, явно стараясь показать всю свою привычность к подобным встречам, придерживая шпагу, галантно поклонился девушке в капюшоне и подошёл чуть ближе.
- День добрый, леди. Могу я пригласить вас разделить со мной место под навесом? - не то, чтобы он был так внимателен и заботлив ко всем девушкам. У него,скорее, даже раз на раз не приходится. Но дождь уже пошёл всерьёз, и было бы неуютно начинать беседу, не сделав столь учтивого предложения девушке. Которую, к слову, эльф нашёл довольно милой (его разноцветные глаза с потрясающей скоростью успевали изучать всё, что попадало в их поле зрения).
- Какой сейчас день?
- Вы сами ответили на свой вопрос, - пожала плечами Тинта, чуть улыбнувшись своему столь неожиданно образовавшемуся собеседнику. - Думаю, все ритуалы, предписываемые политесом, можно отложить на тёплый солнечный день, а пока - с удовольствием пережду где-то эту пакость.
- Отличные слова, имп меня возьми! - улыбнулся эльф, потерев ладонью нос. Волосы уже успели намокнуть и начали нещадно завиваться на краю и без того лохматой гривы, это, впрочем, мало волновало эльфа в фиолетовом камзоле. - Вы случаем не на следующий корабль сесть собираетесь?
- Вам не кажется, что говорить чернокнижнику "имп меня возьми!" несколько... Хм... Рискованно? - Тинта с любопытством посмотрела на стоящего рядом с ней эльфа. Вид у него был, мягко говоря, не цветущий: взлохмаченные волосы, потрёпанная одежда... Однако, несмотря на внешнюю непрезентабельность, этот проходимец буквально лучился обаянием. - Что касается корабля - я отбросила эту мысль: из бухты отправляется только Легкокрылая чайка, а у этой посудины сходство с чайкой заканчивается на названии. Впрочем... - Тинта вспомнила клювастую нахалку. - Может, это и к лучшему.
- Да, отвратительные твари, - парень понимающе закивал в ответ на последнюю реплику собеседницы, бросив печальный взгляд на испорченную шляпу, - а в детстве, помнится, я их подкармливал. Неблагодарные... - эльф с досады даже сплюнул бы на землю, если бы на деревянных мостках-причалах нашлась хотя бы горстка этой самой земли. - А вы чернокнижник?
- Допустим, - пожала плечами Тинта. - Но гораздо важнее то, что я здешний алхимик. А вы?.. Случайный путник?
- А я... Как бы вам это объяснить. Я невольный гость. Эти милейшие зеленокожие дельцы умудрились стащить у меня кошелёк позавчера вечером. Теперь мне нечем заплатить за дальнейшую дорогу, - трудно было понять искренно он говорит, или лукавит, но брови парень нахмурил вполне серьёзно. - Вот я и ошиваюсь здесь, пытаюсь подзаработать... Не думаю, что моя история сильно отличается от десятков таких же, - эльф очаровательно улыбнулся, обнажая ровный ряд зубов. - М-м, кстати! Они всё равно завтра завянут, - без тени колебаний юноша нырнул по пояс в бочку, на краю которой примостилась обезображенная чайкой шляпа, и протянул чернокнижнице растрёпанный букет диких цветов. собранных, видимо. где-то в окрестностях. - Вот, держите. Пусть, хм, они вас радуют.
С трудом поборов раздражённый стон, Тинта криво улыбнулась:
- Я, разумеется, совершенно очарована вашей галантностью... Но сколько счастья вы бы принесли мне, если бы некоторые составляющие букета собрали с корнем!.. - со вздохом, полукровка продела букетик в одно из стальных колец на поясе. Убедившись, что цветы не выпадут, девушка продолжила:
- На поверхность всплывает вполне закономерный вопрос: какими же талантами вы обладаете. помимо способностей к сбору гербария, и уникального таланта к общению с пернатыми?
Эльф рассмеялся. Крупная, солидная дождевая капля важно скатилась по его щеке. оставляя заметный след на пыльной коже. Ливень, впрочем, уже заканчивался, и капли становились мельче и реже.
- Я вообще всесторонне развитая личность, всех талантов так сходу и не вспомнишь... - громкий щелчок пальцами и эльф пропал в облаке чёрного дыма, чтобы оказаться сидящим, свесив ноги, на краю пирса, метрах в четырёх от чернокнижницы, - смотря что понадобиться, - как ни в чём не бывало, парень осторожным жестом, поманил эльфийку поближе, как бы приглашая сесть рядом. - Красивое здесь ночное небо. Звёзды такие близкие. Даже на голодный желудок красивое.
- Неужели так есть хочется, что даже переночевать негде? - Тинта бесшумно подошла к эльфу, остановившись над морем. Какое-то время она молча наблюдала за кругами, то и дело расходящимися по кишащей мелкой рыбой воде, а после достала из кожаного мешка свёртки с провизией, складной нож и деревянную дощечку, исполняющую, очевидно, роль тарелки. Присев на опустевший мешок, Тинта принялась было нарезать рулет, но, после недолго раздумья, просто разрезала его на две равные части.
- Разворачивайте остальное, и приступим. Я голодна, как бес, - пробормотала девушка, задумчиво вырезая что-то ножом на дереве причала.
- Ох, что вы, я не просил подачки!.. - покачал лохматой головой юноша, однако, голодный взгляд, устремлённый на предлагаемую еду говорил куда лучше всяких слов. Понимая всю незавидность своего нынешнего положения, бродяга решил немедленно сдаться (пока не передумали) и кивнул, набивая рот пищей. - Фпафиба, я отплафу. Фообфе-то я не бфеден... - с трудом проглотив едва прожёванный кусок, некромант прочистил ссохшееся горло, и перевёл дыхание. - У меня найдётся чем запить, если, конечно, леди-алхимик употребляет подобного рода напитки.
- Учись отличать угощение от подачек. Я делю с тобой пищу, - назидательно произнесла Тинта, сооружая немыслимый бутерброд, - оказываю тебе невиданное доверие, между прочим. А твоё материальное положение меня мало заботит сейчас. Ты ночуешь на улице? - неожиданно спросила полукровка, отправив рот очередной кусок.
- А почему бы и нет? Здесь достаточно тепло, а свежий морской воздух весьма полезен для здоровья. Кроме того, ещё моя мать завещала мне спать на жёстком,- странный эльф невероятно быстро управился с предложенным ему угощением и негромко рассмеялся, облизывая запачканные едой пальцы. Тинта усмехнулась. Даже это парень ухитрился сделать изящно. - Кстати, согласиться разделить трапезу с чернокнижником, даже не зная его имени... Тоже решится не каждый, - он подмигнул щедрой незнакомке своим зелёным глазом, не переставая улыбаться. Правый же, жёлто-оранжеватый, мерно искрящийся, как пламя факела, смотрел куда серьёзнее и спокойнее, чем его братец по ту сторону носа.
Выглядело всё это на довольно красивом, если не обращать внимания на грязноватый от только что съеденного куска рот и кожу, покрытую тонкой пылью, премило, но весьма и весьма инфернально. - Меня, кстати, Вил зовут, - как ни в чём не бывало, юноша облизнул губы и отвёл любопытный взгляд от лица эльфийки, устремляя его вдаль, к непроницаемо-тёмному горизонту и ряби лунной дорожки волн. Они словно бы звали его вступить на зыбкую искрящуюся тропинку и бежать навстречу тёплому бризу, соревнуясь с ним в скорости.
Полукровка чуть поёжилась под пристальным изучающим взглядом своего нового знакомого, и поправила капюшон.
- Меня зовут Тинта, - слегка пожав плечами пробормотала она, глядя на воду. По лицу девушки пробежала лёгкая тень, выдавая её задумчивость. Впрочем, чуть тряхнув головой, она снова улыбнулась:
- И, пожалуй, я могу попробовать помочь тебе - если не с работой, то хотя бы с ночлегом.

0

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.