Очерки старого путешественника

Цвета и краски портового города. Пристань.

-Эге-гей, там, на причале. Лови швартовые!!- грузный рыжебородый матрос со звонким похрюкиванием подхватил тяжелый швартовочный канат и бросил, словно пушинку, один его конец в сторону матроса на причале. Едва удержавшись от неожиданно «налетевшего» швартового, юный матрос на берегу, выделывая акробатические па, дабы не упасть в воду, все же умудрился ухватиться за канат и, выждав момент, когда небольшая волна приподняла корабль на доли метра, лихо подцепил и увязал к причалу.

- Молодца, юнга!- крикнул все тот же рыжебородый грузный матрос с корабля.

- Я не юнга, я почти матрос! – возразил ему юноша.

- Ну да, почти, - причал окатила волна смеха.

Подали трап. Наконец-то что-то более твердое, чем палуба «Отважного».

Старик вытер с лица брызги морской воды и поднял глаза. «Ну здравствуй, столица столиц. Я снова заплутал к тебе, моя старушка». Старик улыбнулся, и его улыбка скрылась в белой, как снега Зимних Ключей, бороде...

Вся пристань была заполнена людьми. Здесь можно было встретить кого угодно: размеренно патрулировавшие постовые, тяжело переваливавшиеся с ноги на ногу, казались большими музейными экспонатами, приведенными в движение какими-то невидимыми силами, и переливались звонким серебром на вечернем солнце; бегающие беззаботные дети, то выхватывающие на ходу из корзин торговцев яблоки, что заставляла последних краснеть и пыхтеть от злости, подобно вареным ракам, то сидящие и слушающие странствующего балагура-театрала, который рассказывал так умело, что детишки не могли ни на секунду отвлечься от его уст; а вот местные мещане , с большими узлами и походными коробами, ныне называвшие себя новым модным словом – эмигрантами,- торопились погрузиться на борт следующего на Север корабля; вот мальчик, просто сидящий на конце причала и смотрящий вдаль, в море…может мечтающий о приключениях и плаваниях в новые земли,..а может просто думающий о том, что ему нечего будет вечером съесть, и он снова уснет голодным; о, на мостовую выехала красивая карета, украшенная драгоценными камнями по периметру, и золочеными дверными ручками – семья новоиспеченного губернатора каких-то северных земель переезжала в Новый Свет; разные люди, и разные лица, коих можно повстречать несчетное количество в разных портах по всему миру…все такие разные, и такие похожие. Меняется только место, а люди…подобие и параллели.

Старик пошел по причалу, вдыхая полной грудью вечерний городской воздух. О, этот воздух!…в нем смешано столько оттенков запахов и ароматов: вот ветер донес дурманящий аромат свежей выпечки из местной булочной; кхе-хе…а эта рыба, выгружаемая из рыбацкой лодки…вообще либо умерла своей смертью, либо уж очень долго пробыла в лодке; по терпкому, стойкому перегару, густому облаку дыма из смеси добротного дворфского табака и неяркой местной махорки, можно было учуять недалеко расположенную таверну, забитую пьяными моряками, непостоянными жильцами и прочей нечестью…

«Годы проходят, сменяются персонажи, картина остается практически прежней…»

Старик поправил походную суму и направился в верхний город, к кторому вела мощеная лестница,...куда-то вверх,... как будто в небо.

0

Онлайн

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.